Русская Православная Церковь Московская епархия Малинское благочиние Тихвинский храм с. Авдотьино
ТИХВИНСКИЙ ХРАМ
Меню:

Из истории Новикова

ИСТОРИЯ НОВИКОВА Н.И.                     

Новиковское Авдотьино-Тихвинское — наиболее известная и загадочная из масонских усадеб Подмосковья. Имение средней руки, не блиставшее архитектурными достопримечательностями (за исключением церкви ), сохранилось почти полностью.

 

Два столетия усадьба принадлежала роду Новиковых и была их основным владением.   Посмотреть фильм на канале Культура      подробнее>>

 

НОВИКОВ  Н.И.

 

26 апреля 1744  — 31 июля 1818

Значительное место в борьбе с крепостническим строем и самодержавием Екатерины II принадлежит Николаю Ивановичу Новикову. С памятью об этом «ревнителе русского просвещения» связана усадьба Авдотьино, называемая также и Тихвинским. Она расположена на тихих берегах реки Северки. В селе Авдотьино находилась не сохранившаяся до наших дней усадьба Новиковых, где родился, провёл часть своей жизни и умер известный издатель и литератор, сатирик, масон екатерининской эпохи «ревнитель русского просвещения» Н. И. Новиков.

Андрей Фёдорович Новиков, предок Н. И. Новикова, в XVII веке получил во владение это село. Кроме того, Новиковы владели сёлами Непецино, Суково, Тарбушево (по данным на XVIII век). Во времена Новикова село носило название Тихвинское-Авдотьино и входило в Алексеевскую волость Никитского уезда (по данным 1766—1770 гг.). Рядом с Авдотьино находился участок и церковной земли. По данным на 1769 год, в селе проживало 95 душ.

В самой усадьбе старый парк сохранился лишь частично. Скромны и те архитектурные памятники, которые можно осмотреть сегодня в Авдотьине.

Новиковское Авдотьино-Тихвинское — наиболее известная и загадочная из масонских усадеб Подмосковья. Имение средней руки, не блиставшее архитектурными достопримечательностями (за исключением церкви), сохранилось почти полностью.

Два столетия усадьба принадлежала роду Новиковых и была их основным владением.

Биография

26 апреля 1744 г. в Авдотьине родился Николай Иванович Новиков и провел здесь детские годы. Сохранились сведения, что первые уроки грамоты он получил у местного дьячка. Пробыв несколько лет в университетской гимназии.

В 1762 г., Новиков, согласно принятым тогда в дворянской среде традициям, уехал на военную службу в Петербург. Она была мало успешной, и в 1768 г. он вышел в отставку в чине поручика.

В 1779 г. Новиков переселяется из Петербурга в Москву, где при посредстве М. М. Хераскова получает в аренду на десять лет университетскую типографию. Начинается публицистическая и издательская деятельность Новикова. В своих журналах «Трутень», «Живописец», «Кошелек» он выступал против крепостничества, тирании, лихоимства, (под давлением правящих кругов Новиков был вынужден прекращать их выпуск). Его многочисленная книжная продукция по различным отраслям знания содействовала развитию русской демократической культуры.

— «Благородная натура этого человека, — писал В. Г. Белинский, — постоянно одушевлялась высокою гражданскою страстию — разливать свет образования в своем отечестве».

В Москве просветительская деятельность Новикова достигает небывалого до него размаха. Им выпускалось около трети всей издательской продукции России тех лет. По инициативе Новикова открываются новые книжные лавки не только в Москве, но и во многих городах страны.

В 1782 г. он при участии И. В. Лопухина, И. П. Тургенева и Н. Н. Трубецкого учреждает Дружеское ученое общество. На средства Общества не только издавались книги, но была открыта Переводческая семинария, содержалась публичная библиотека, осуществлялась помощь нуждавшимся студентам, была заведена аптека, бесплатно обслуживавшая неимущих больных.

В 1784 г. Общество было реорганизовано в «Типографическую компанию».

Современники вспоминают сетования Екатерины II на то, «что легче ей сладить с шведами и турками, чем с поручиком Новиковым». Все мрачнее сгущаются тучи над Новиковым и его друзьями. В 1784 г. московская администрация конфисковала изданные им учебники, в 1786 г. духовная и светская цензуры провели обследование его изданий в поисках сочинений, «наполненных новым расколом», в 1787 г. последовало запрещение вольным типографиям печатать духовно-нравственную литературу…

В 1787 г. жестокие зимние морозы, погубив посевы, вы звали голод в стране. Современник записывает: «Никакого распоряжения… до исходу февраля месяца (1788 г. — Б. 3.) не сделано о прокормлении бедного народу, для прокормления того народу, который сочиняет силу империи, которого в самое сие время родственники и свойственники идут сражаться со врагами… Толпы нищих наполняют перекрестки, жалобным своим воплем останавливают проезжающие кареты, содрогшие от холоду младенцы… безвинные руки протягивают… а правительство глухо и слепо и нечувствительно на сие является».

Новиков принял горячее участие в борьбе с народным бедствием. По его словам, «уведомление, что все крестьяне претерпевают великий недостаток в хлебе, заставило меня в начале зимы поехать в деревню… у себя нашел я, что у крестьян не было уже ни хлеба для пропитания, ни корму для скота. Я раздал весь свой хлеб… уделя из оного часть соседским крестьянам же».

Вернувшись в Москву, Новиков энергично занимается сбором средств и закупкой хлеба, который направлялся в Авдотьино. Помощь голодающим, проводившаяся Новиковым, охватила очень большой район. Много лет спустя крестьяне — старожилы рассказывали: «А в голодные годы на 50 верст, кругом рассылал афишки, чтобы, значит, шли к нему, в Авдотьино, за хлебом…»

«Поехал уже в деревню сам и жил там всю зиму и следующую весну… — сообщал впоследствии Новиков. — Хлеб раздавался со свидетельствами и расписками. Всех казенных и дворянских селений, из коих брали хлеб, кажется не ошибусь, ежели скажу, было около ста. Посредством сего хлеба вся та окольность в тот несчастный год прокормилась, и весною все поля обсеяны были…» Здесь особого внимания заслуживает упоминание «казенных и дворянских селений». Значит, в страшные дни голода были брошены на произвол судьбы как государственные крестьяне, так и крепостные, и лишь самоотверженная деятельность Новикова спасла их.

В 1789 г. Екатерина II дает указание: ввиду окончания аренды Новикова на университетскую типографию договора с ним не возобновлять. Под гнетом все нарастающих преследований, лишившись основной издательской базы, Новиков и его друзья были вынуждены в 1791 г. ликвидировать «Типографическую компанию». После этого Новиков покинул Москву и поселился в Авдотьине.

Жизнь Новикова и участников его кружка была в эти дни очень тревожной. За ними велось негласное наблюдение, переписка вскрывалась на почте. Радетельные чиновники направляли копии с отдельных писем на просмотр Екатерине II.

Большое горе перенес Новиков весной 1791 г. «Наш Николай Иванович Новиков овдовел, — сообщал Н. Н. Трубецкой. — Племянница моя, а его жена, Александра Егоровна,1 сего апреля 12 дня скончалась в деревне (Авдотьине.— Б. В.), да и сам Николай Иванович так стал слаб и болен, что доктор боится, чтоб и он не последовал скоро за женою».

Следующей весной новый тяжелый удар обрушился на Новикова.

Утром 22 апреля 1792 г. тихая патриархальная Москва была встревожена повальными обысками, которые по распоряжению Екатерины II проводились полицией во всех книжных лавках города. Их владельцы были арестованы, а лавки запечатаны. Через день, несмотря на болезнь, Новикова в полуобморочном состоянии доставили под строгим конвоем из Авдотьина в Москву. После ряда допросов, сопровождавшихся угрозами пытки, его увезли в середине мая в Шлиссельбург. Имя узника было скрыто даже от коменданта крепости.

Процесс Новикова велся негласно. В указе Екатерины II. от 1 августа 1792 г. его деятельность толковалась как государственное преступление, заслуживающее «по силе законов тягчайшей и нещадной… казни. Мы однако жив сем случае следуя сродному нам человеколюбию… повелели запереть его на пятнадцать лет в Шлиссельбургскую крепость». Лишь смерть Екатерины II в 1796 г. спасла Новикова из заточения. Вернулся он в Авдотьино 19 ноября «дряхл, стар, согбен, в разодранном тулупе». Усадьба была разорена.

Последние 22 года своей жизни Новиков почти безвыездно провел в своём родовом имении в Авдотьине. В Авдотьине Новикова часто посещал выдающийся клиницист М. Я. Мудров, заложивший основы русской терапевтической школы. Однажды он приехал с архитектором Л. Витбергом, работавшим тогда над проектом храма Спасителя — памятника героическим победам русского оружия в Отечественной войне 1812 г. Витберг мечтал услышать мнение Новикова о проекте. «Небольшая деревенька и бедная, — так впоследствии вспоминал он Авдотьино. — Вскоре открылись и ветхий господский дом, обнаруживавший недостаток; запущенный сад, и все окружающее показывало нужду и отшельничество… Я нашел Новикова старым, бледным, болезненным, но взор его еще горел… Новиков слушал как любитель изящного». В один из последующих приездов A. Л. Витберг сделал портрет Новикова.

31 июля 1818 г. Новиков умер и был похоронен в склепе местной церкви. Церковь эта — основной архитектурный памятник Авдотьина. Она построена в 1753—1789 гг.

Выдающийся просветитель, писатель, критик и издатель, Новиков оказал огромное влияние на развитие русской литературы, «подвинул на полвека образованность нашего народа… всю жизнь употребил во благо отечества», — так словами И. В. Киреевского определил А. С. Пушкин значение Новикова для русской культуры.

Дом его, ныне не сохранившийся стоял в парке на берегу Северки. Новиков занимал в нем всего две скромные комнаты, одна из которых служила ему библиотекой. В своем уединении он много писал; судьба его рукописей неизвестна.

В 1805 г. Новиков сделал попытку вновь взять на содержание университетскую типографию. Но по распоряжению попечителя, несмотря на поддержку ряда профессоров, ему отказали в аренде. Более к общественной деятельности он не возвращался.

Новиков был талантливым журналистом, публицистом, издающим журналы: «Трутень», «Живописец», «Кошелёк». Эти издания критиковали существующие крепостнические порядки. Екатерининский абсолютизм не мог допустить этого. Николая Ивановича заточили на 15 лет в Шлиссельбургскую крепость, в том числе и за масонскую деятельность. В свои последние годы Новиков, оторванный от активной общественной жизни и журналистской деятельности, решает облегчить быт крестьянам в селе Авдотьино.

Николай Иванович раздавал хлеб крестьянам во время голода. В Авдотьине появилась специальная организация крестьянской взаимопомощи, Новиков помогал также и крестьянам окрестных деревень.

По прошествии голодного года Новиков вложил много сил в небывалую в его время организацию крестьянской взаимопомощи. Возвращаемый крестьянами хлеб поступал в особые хранилища, которыми стало пользоваться беднейшее население. Те же, кто не мог вернуть задолженность, погашали ее участием в общественных работах по строительству амбаров, по производству кирпича, по засеву особо выделенных участков. Собранный с них хлеб поступал в общественное пользование. Очевидно, слухи о мероприятиях Новикова дошли и до Петербурга. Об этом свидетельствует собственноручная записка Екатерины II: «Послать под каким ни есть видом кого осмотреть, какие строения заводит у себя в деревне Новиков».

На его средства были выстроены каменные дома, добротные, качественные и не бывалые по тем временам для крестьян. Они были рассчитанны на четыре семьи (расположены вдоль центральной улицы села, в которых до сих пор живут люди). Вытянувшиеся вдоль дороги приблизительно на равном расстоянии друг от друга «дома связи» действительно кажутся звеньями одной цепи. Эти каменные дома в эпоху курных изб не только создавали лучшие удобства, но и защищали Авдотьино от пожаров — сокрушающего бича деревянной Руси. Для дворовых был сооружён отдельный дом. Сам Новиков жил в деревянном усадебном доме, с оранжереей, парком и фруктовым садом.

После его смерти усадьбой владели Е.Ф.Заборовская, затем П. А. Лопухин, который в сер. 19 в. устроил в зданиях усадьбы богадельню (позже передана в ведение Моск. гор. думы).

До наших дней дом не сохранился. Сейчас они кажутся обычными, без каких либо архитектурных излишеств и представляют собой ни что иное, как обыкновенные бараки.

Вещественным памятником его заботы о местных крестьянах остались лишь

Тихвинская церковь,

каменные избы, частично сохранившиеся в Авдотьине и по сей день,

да и каменный флигель (в нём ранее располагалась богадельня)

Усадьба Авдотьино

Авдотьино (Тихвинское). Усадьба Авдотьино — родовое имение выдающегося просветителя и издателя XVIII в. Н. И. Новикова, который провел здесь детство и последние двадцать два года жизни.

В конце XVIII в. Авдотьино представляло благоустроенную усадьбу с деревянным двухэтажным барским домом, каменными службами, флигелем и скотным двором. При ней находился громадный фруктовый сад с оранжереями и парк, занимавший около двенадцати десятин. Широкая липовая аллея вела от дома к церкви. Тихвинская церковь в стиле барокко — наиболее значительный художественный памятник усадьбы. К настоящему времени от усадьбы уцелели сильно переделанный кирпичный флигель XVIII в., два служебных здания (погреб и конюшня) и частично парк.

При обследовании парка обнаружено шесть видов интродуцированных растений, в том числе ель колючая и ее форма с голубой хвоей в аллейных посадках (высота до 30 м, диаметр ствола 35—37 см). Сохранились единичные экземпляры тополя бальзамического (высота 22 м, диаметр ствола 46 см) и остатки изгородей из акации желтой и сирени обыкновенной (высота до 4 м). Местная флора представлена в парке девятью видами.

В 1980-е гг. в окрестностях с. Авдотьино снимали знаменитый фильм Марка Захарова «Формула любви». При просмотре картины можно заметить Тихвинскую церковь. Персонаж этого фильма, Алексей Федяшин, ныряет в речку Северку, что протекает через Авдотьино.

Ещё большей таинственностью окутаны тихвинские подземелья. Легенда о них будоражила местное население на протяжении двух столетий. Систематическое изучение авдотьинских катакомб началось только в 1991 г. Первые же результаты поразили воображение. От флигеля отходят подземные ходы к церкви, к несохранившемуся главному дому усадьбы, остаткам каретного сарая, соседним усадьбам Никоновское и Троицкое-Лобаново. Биолокационная разведка обнаружила подземные ходы и к усадьбе Марьинка. Ничего подобного в русской усадьбе больше не существует! Пока не удалось расшифровать план авдотьинских подземелий.

Источники: С. Веселовский, В. Снегирев, Б. Земенков Подмосковье. Памятные места в истории русской культуры XIV-XIX вв. М., 1962 с. 337-343, М.С. Александрова, П.И. Лапин, И.П. Петрова и др. Древесные растения парков Подмосковья, М., 1997, с. 174-175

Легенды Авдотьино

 

Село Авдотьино живописно расположилось на берегу реки Северки. Как и сто лет назад, распевают свои замечательные трели соловьи да раздаётся колокольный звон старой Тихвинской церкви. Какие же тайны может хранить это село? — спросите вы, — Жизнь здесь тиха и размеренна. Даже скучна (на взгляд городского жителя)… Что ж, остановите любого местного обитателя и задайте ему этот вопрос. И приготовьтесь услышать о фальшивых ассигнациях и запрещённых книгах, будто бы печатавшихся в старинной усадьбе Новикова, о получении массонами золота из глины в мрачных подземельях Авдотьино, о печатных станках, которые искало НКВД во флигеле усадьбы и о многочисленных подземных ходах, ведущих аж до Троице-Лобаново… Всё ли здесь вымысел? Отнюдь.

…В конце июля 1928 года литератор и краевед О. Португалов предпринял поездку в село Авдотьино (Ступинский район). Ему посчастливилось встретиться и побеседовать со многими людьми, хранящими в памяти своей малоизвестные теперь подробности жизни в этом имении в XVIII — начале XX веков. Португалов оставил о своей поездке подробную записку, которая хранится ныне в Российской государственной библиотеке. Называется она «Поездка в родовую вотчину Н. И. Новикова…» На одной из страниц под заголовком «Предания» читаем: «По некоторым, правда непроверенным слухам, от флигеля Николая Ивановича к церкви существует подземный ход под самую церковь, он будто бы шел из нижнего балкона, где хранилась масонская библиотека…»

Из поколения в поколение передается среди местных жителей легенда о подземельях. Привлекала она многих исследователей, ученых, краеведов, кладоискателей, авантюристов… Интересовались ей и органы НКВД. В сороковые годы несколько оперативных работников, как вспоминают сельские старожилы, сняв одну из плит церкви Тихвинской Божьей Матери, проникли в подземелье, но далеко продвинуться не смогли из-за духоты и обвалов сводов тоннеля…

Как нашли подземный ход

Шли годы, но миф о подземных ходах продолжал будоражить умы. Наконец, летом 1991 года к разрешению сей загадки удалось продвинуться почти вплотную. Несколько десятилетий стояла без службы во имя Сына Божьего авдотьинская Тихвинская церковь. В селе и в окрестных деревнях сформировался приходский совет, во главе которого встала инициативная и энергичная Анна Гуляева. Как-то раз Анна и несколько ребят, наслышанных о подземных ходах, решили спуститься в подвал расположенного неподалеку двухэтажного каменного флигеля. Начали простукивать пол и стены. В одной из секций подвала пол явно просел. Стали разгребать грунт, и неожиданно наткнулись на правильную кольцевую кладку.

В шахту-колодец, которую ребята впоследствии с большим трудом расчистили, были навалены доски, старые дубовые двери, кирпичи и щебенка… Добравшись до дна колодца исследователи обнаружили отходящие в неизвестность коридоры, так же заваленные хламом и мусором. В тот день расчищать коридоры или хотя бы один из них у ребят уже не было сил. А на следующий день, когда казалось, что доступ в подземелье так реален, в шахте появилась вода…

Приезжавшие в Авдотьино специалисты-биолокаторщики, исследовавшие подобные подземелья в Царицыно, подтвердили: подземные ходы существуют! Обнаруженная сеть подземелий поражает воображение. От флигеля ходы идут: к несохранившемуся дому на берегу реки, к церкви, к руинам каретного сарая, в сторону деревни (в прошлом усадьбы) Никоновское и в сторону села Троицкое — Лобаново. Полностью проследить цепь ходов в эти два селения пока не представилось возможным. Однако биолокационная разведка в Троицком показала наличие подземных ходов от тамошней церкви в сторону Авдотьино и в направлении к усадьбе Марьинка… Обнаруженные в усадьбе ходы залегают на глубине шесть с половиной — восемь метров от поверхности перекрытия. Высота их, согласно биолокационным исследованиям, — около двух метров, ширина — чуть больше метра. Пол, предположительно выложен известняковыми плитами. Вокруг флигеля удалось обнаружить несколько заваленных колодцев, аналогичных тому, который найден в подвале. Скорее всего, они предназначались для вентиляции. Находит свое объяснение и достаточно глубокое залегание подземелий. Местность вокруг усадьбы изрезана оврагами, и протяженные на несколько километров ходы гарантированно миновали бы выходы в оврагах как раз на глубине примерно в восемь метров. Кстати, и грунтовые воды проходят здесь примерно на той же отметке…

Тайны знаменитого массона.

 

Так кем же был владелец усадьбы Тихвинское-Авдотьино и зачем понадобились ему подземные ходы?

Николай Иванович Новиков — писатель, общественный деятель, журналист, издатель, «ревнитель просвещения», кроме всего прочего был убеждённым массоном. Его массонская деятельность послужила причиной гонений со стороны Екатерины II. Это вынудило Николая Ивановича переселиться в Авдотьино. С лета 1789 и по апрель 1792 года он почти безвыездно жил в своем имении.

В это время Новиков начал реализацию идеи объединения крестьян — строительство каменных «домов-связей». Их можно увидеть и сегодня, стоящих в селении целой улицей. Каждая каменная «изба» имеет отдельные входы и рассчитана на четыре семьи. Именно об этих домах сохранилась записка Екатерины II: «Послать под каким ни есть видом кого посмотреть, какие строения заводит у себя в деревне Новиков…»

А может быть, до императрицы дошел слух о строительстве в Авдотьине не только домов, но и подземных ходов? «Опись, учиненная имению Новикова, состоящему в Никитском округе в селе Тихвинском Авдотьино тож», составленная в декабре 1792 года, констатировала существование в усадьбе оконченных и еще строящихся каменных «домов-связей» для крестьян, наличие различного рода хозяйственных построек, хлебного «магазина» с огромным запасом зерна и кирпичного завода. Но особенно важно упоминание в описи «Двадцати чуланов для людей каменных», то есть для каменщиков. Сколько могло жить людей в таких «чуланах»? Даже если по три каменщика в каждой комнате, то уже будет шестьдесят человек! Такого количества людей для строительства крестьянских домов явно много. Уж не использовались ли они для возведения стен и сводов подземелий, строительство которых Новиков предпринял именно в годы своего «усадебного отшельничества»?

В апреле 1792 года последовал указ об аресте книгоиздателя. И в тот же день, 22 числа, советник Московской уголовной палаты Олсуфьев произвел в Авдотьине обыск. Подозревали, что именно в подземельях печатал Новиков масонские книги, которые в народных преданиях превратились в ассигнации. Не зря же после ареста просветителя в усадьбе искали типографские станки. Искали их и в Москве, но нигде не нашли…

Существует так же легенда о Новикове — фальшивомонетчике. Химические реакции, в результате которых получалось золото и «камень мудрости», находили у масонов и практическое, и философское обоснование. Среди забот о строительстве каменных домов — «связей», наблюдением за изданием книг в Москве, Новиков уделял большое внимание созданию «Герметической библиотеки» — уникального свода эзотерических знаний. В работе над переводами древних книг для нее участвовали С. И. Гамалея, Н. И. Тургенев, сын И. Г. Шварца, чуть позднее сын Н. И. Новикова — Иван… В библиотеке наряду с философскими трудами были: «Химическая псалтырь» Парацельса, «Пробирный камень» Фиктульда, «Ядро алхимии» Филалета… Эти книги касались вопросов получения тинктур — своеобразных катализаторов при химических превращениях. Новиков и его друзья весьма пристально интересовались этими вопросами.

Его опыты по получению золота у местных крестьян, конечно же, ассоциировались с печатанием или чеканкой денег. Уж не химическими ли опытами по получению золота занимался Новиков в подземельях?

Именно на этот период времени приходится пик доверительных отношений Н. И. Новикова и великого российского зодчего Василия Ивановича Баженова.

В эти же годы в Авдотьино возводится величественная колокольня церкви Тихвинской Божьей матери. Ряд специалистов утверждает, что соавторами ее проекта были Н. И. Новиков и В. И. Баженов. Знаки масонской символики, которые можно заметить в архитектурном декоре колокольни, говорят о том, что строили ее несомненно по проекту масонов.

Подготовка большого котлована под фундамент колокольни была удобным моментом для начала строительства подземных ходов. Не исключено, что их возведение продолжалось и в годы заточения Новикова в крепости, ведь весь этот период в усадьбе жил его верный друг, взявшийся воспитывать осиротевших детей, Семен Иванович Гамалея. Всеми же хозяйственными делами в Авдотьино ведал в ту пору брат Николая Ивановича — Алексей…

В момент ареста Новикова в поместье было выстроено и заселено четыре дома «связи», остальные, уже возведенные, не были отделаны изнутри и стояли без печей, рам и дверей. Однако, судя по всему, каменщики в ту пору в усадьбе все еще жили. И их вполне мог привлечь Алексей Новиков для продолжения строительства подземелий. Косвенным подтверждением тому является факт, что достраивались дома«-связи» уже после возвращения Новикова из Шлиссельбурга. Таким образом, с 1792 года по 1796 год каменщики были распущены, либо занимались совсем иным делом…

Брат Николая Ивановича Новикова — Алексей также был масон-розенкрейцер и, несомненно, находился в курсе всех дел своего «брата Коловиона» (массонское имя Новикова).

Мучения Новикова, испытывавшего всяческие лишения в Шлиссельбургской крепости, прекратились сразу же после смерти Екатерины, 6 ноября 1795 года Павел I издал указ об освобождении Николая Ивановича и находившихся при нем слуги и доктора М. И. Багрянского. На следующий по возвращении год, весной, Новиков активно занялся приведением в порядок усадебного парка, разбивкой сада, планировкой аллей из деревьев, декоративных кустов и всевозможных цветов. Удивляет поспешность, с которой все это делалось. Уж не старался ли Новиков поскорее скрыть следы работ землекопов, возводивших подземелья, замаскировать видимые приметы ходов? Весьма вероятно, что аллеи были разбиты точно над подземными лабиринтами. Правда, проверить это сейчас уже невозможно: от старинного парка сохранилось всего несколько деревьев…

На рубеже XVIII и XIX столетий Новиков предпринял строительство единственного сохранившегося ныне в усадьбе флигеля. Проведенные летом 1990 года исследования специалистов-реставраторов из Мособлстройреставрации дали весьма интересные результаты. Подвал дома датируется серединой XVIII века, и его несколько перестроили, подгоняя под планировку возведенного на нем уже в начале XIX столетия флигеля…

Что будет дальше с подземельями и усадьбой, в которой их обнаружили? Существует проект реставрации усадьбы, разработанный трестом «Мособлстройреставрация». Однако проект остается проектом. Проходят месяцы и годы, но никаких работ в усадьбе пока не видно.

Подробнее напечатано в краеведческом альманахе «Отечество» в 1996г.

Справочная и научная литература

Н. Антонова, «Авдотьино», Издательство: Московский рабочий,1991 г.

Леонидовна Антонова, «Авдотьино», Жанр: Путеводители

Белявский М.Т. Опись новиковского села Авдотьино в 1792 г. // Археографический ежегодник за 1973 год. М. 1974

Нефёдов А. В. Загадка Авдотьинских подземелий Отечество. — 1996. — Вып. 7 : Подмосковье. — С. 211-231