Русская Православная Церковь Московская епархия Малинское благочиние Тихвинский храм с. Авдотьино
ТИХВИНСКИЙ ХРАМ
Меню:

Евангелия

Библиотека»

Содержание

Евангелия

стр 1 /2

"Раскрывая для чтения книгу — святое Евангелие, вспомни, что она решит твою вечную участь. По ней мы будем судимы, и смотря по тому, каковы были здесь, на земле, по отношению к ней, получим в удел или вечное блаженство, или вечные казни" ( см. Ин. 12, 48).
святитель Игнатий (Брянчанинов)

Предварительные сведения и краткое изложение их содержания.

Слово Евангелие значит «доброе известие», или – «приятная, радостная, благая весть». Этим именем называются первые четыре книги Нового Завета, которые повествуют о жизни и учении воплотившегося Сына Божия, Господа Иисуса Христа, – обо всем том, что Он сделал для установления праведной жизни на земле и спасения нас, грешных людей. До пришествия на землю Сына Божия люди представляли Бога как всемогущего Творца, грозного Судью, пребывающего в неприступной славе. Иисус Христос дал нам новое понятие о Боге как о близком нам, милосердном и любящем Отце. «Видевший Меня видел Отца» (Ин. 14, 9) – говорил Иисус Христос Своим современникам. Действительно, весь облик Христа, каждое Его слово и жест были проникнуты бесконечным состраданием к падшему человеку. Он был как Врач среди больных. Люди чувствовали Его любовь и тысячами тянулись к нему. Никто не слышал отказа – Христос всем помогал: очищал совесть грешников, исцелял расслабленных и слепых, утешал отчаявшихся, освобождал одержимых дьяволом. Его всемогущему слову подчинялась природа и сама смерть. В этой главе мы хотим познакомить читателя с временем и обстоятельствами написания Евангелий. В конце приведем избранные наставления Спасителя. Хочется, чтобы все глубже вникнули в жизнь и учение нашего Спасителя. Ведь чем больше мы читаем Евангелие, тем прочнее мы усваиваем правильный образ мыслей. Приобретая же личный духовный опыт, мы начинаем убеждаться в реальной близости нашего Спасителя. Мы чувствуем, что Он – наш Добрый Пастырь, Который ежедневно избавляет нас от бедствий и руководит нашей жизнью. В наш век, когда люди слышат и читают столько противоречивых и необоснованных суждений, следовало бы Евангелие сделать своей настольной книгой. Ведь в то время как все остальные книги содержат мнения обыкновенных людей, в Евангелии мы слышим бессмертные слова Господа Бога.

История евангельского текста

Все новозаветные священные книги написаны на греческом языке, но не на классическом греческом языке, а на народном александрийском наречии греческого языка, так называемом «койне», на котором говорило или, во всяком случае, который понимало все культурное население Восточной и Западной Римской империи. Это был язык всех образованных людей того времени. Евангелисты потому и писали на этом языке, чтобы сделать новозаветные священные книги доступными для чтения и понимания всех образованных граждан. Для письма употреблялись только большие буквы греческого алфавита, без знаков препинания и даже без отделения одного слова от другого. Малые буквы стали употребляться только с IX века, равно как и раздельное писание слов. Знаки же препинания введены только после изобретения книгопечатания в XV веке. Нынешнее разделение на главы было произведено на Западе кардиналом Гугом в XIII веке, а разделение на стихи – парижским типографщиком Робертом Стефаном в XVI веке. В лице своих ученых епископов и пресвитеров Церковь всегда заботилась о сохранении текста священных книг от всяких искажений, всегда возможных, особенно до изобретения книгопечатания, когда книги переписывались от руки. Есть сведения, что над исправлением текста в неисправных списках много трудились такие ученые мужи христианской древности, как Ориген, Исихий епископ Египетский, и Антиохийский пресвитер Лукиан (они жили во второй половине III века после Р.Х.). С изобретением книгопечатания стали следить за тем, чтобы новозаветные священные книги печатались только по лучшим древнейшим рукописям. В первой четверти XVII века появилось почти одновременно два печатных издания новозаветного греческого текста: Комплютенская Полиглотта в Испании и издание Эразма Роттердамского в Базеле. В XIX столетии необходимо отметить, как образцовые, труды Тишендорфа – издание, явившееся в результате сравнения до 900 Рукописей Нового Завета. Как эти добросовестные критические труды, так в особенности, конечно, неусыпная забота Церкви, в которой живет и которой руководит Святой Дух, служат нам вполне достаточной порукой за то, что мы обладаем в настоящее время чистым, неповрежденным греческим текстом новозаветных священных книг. Во второй половине IX столетия новозаветные священные книги были переведены просветителями славян равноапостольными братьями Кириллом и Мефодием на «язык словеньск», до некоторой степени общий и более или менее понятный для всех славянских племен болгаро-македонский диалект, на котором говорили в окрестностях города Солуни, родины святых братьев. Древнейший памятник этого славянского перевода сохранился у нас в России под названием «Остромирова Евангелия», называемого так потому, что оно было написано для новгородского посадника Остромира диаконом Григорием в 1056–1057 годах. С течением времени первоначальный славянский текст подвергался некоторой незначительной русификации. Современный русский перевод сделан в первой половине XIX века.

Время написания Евангелий

Время написания каждой из священных книг Нового Завета не может быть определено с безусловной точностью, но совершенно несомненно, что все они были написаны во второй половине I века. Это видно из того, что целый ряд таких писателей второго века, как святой мученик Иустин Философ в своей апологии, написанной около 150 года, языческий писатель Цельс в своем сочинении, тоже написанном в середине II века, и особенно священномученик Игнатий Богоносец, в своих посланиях, относящихся к 107 году, – все делают множество ссылок на новозаветные священные книги и приводят из них дословные выдержки. Первыми из новозаветных книг были написаны послания святых апостолов, вызванные необходимостью утверждения в вере недавно основанных христианских общин; но скоро явилась потребность и в систематическом изложении земной жизни Господа Иисуса Христа и Его учения. Как ни пыталась так называемая «отрицательная критика» подорвать веру в историческую достоверность и подлинность наших Евангелий и других священных книг, относя их появление в свет к значительно более позднему времени (напр., Бауэр и его школа), новейшие открытия в патристической области (творениях святых отцов Церкви) литературы со всей убедительностью свидетельствуют, что все они написаны в I веке. По целому ряду соображений можно заключить, что Евангелие от Матфея написано раньше всех и никак не позже 50–60 гг. по Р.Х. Евангелия от Марка и Луки написаны несколько позже, но во всяком случае раньше, чем разрушение Иерусалима, то есть до 70 года по Р.Х., а евангелист Иоанн Богослов написал свое Евангелие позже всех, в конце первого века, будучи уже в глубокой старости, как некоторые предполагают, около 96 года. Несколько раньше был написан им Апокалипсис. Книга Деяний написана вскоре после Евангелия от Луки, потому что, как видно из предисловия к ней, она служит его продолжением.

Значение четырех Евангелий

Все четыре Евангелия согласно повествуют о жизни и учении Христа Спасителя, о Его чудесах, Крестных страданиях, смерти и погребении, Его славном Воскресении из мертвых и вознесении на небо. Взаимно дополняя и разъясняя друг друга, они представляют собой единую целую книгу, не имеющую никаких противоречий и несогласий в самом главном и основном. Обычным символом для четырех Евангелий служит таинственная колесница, которую видел пророк Иезекииль при реке Ховар (Иез. 1, 1–28) и которая состояла из четырех существ, напоминавших своим видом человека, льва, тельца и орла. Эти существа, взятые в отдельности, сделались эмблемами для евангелистов. Христианское искусство, начиная с V века, изображает Матфея с человеком или Ангелом, Марка со львом, Луку с тельцом, Иоанна с орлом. Кроме наших четырех Евангелий, в первые века известно было до 50 других писаний, называвших себя также «евангелиями» и приписывавших себе апостольское происхождение. Церковь отнесла их к списку «апокрифических» – то есть недостоверных, отвергнутых книг. Эти книги содержат в себе искаженные и сомнительные повествования. К таким апокрифическим Евангелиям относятся «Первоевангелие Иакова», «История Иосифа плотника», «Евангелие Фомы», «Евангелие Никодима» и другие. В них, между прочим, впервые записаны легенды, относящиеся к детству Господа Иисуса Христа.

Взаимоотношение Евангелий

Из четырех Евангелий содержание первых трех – от Матфея, Марка и Луки – во многом совпадает, близко друг к другу как по самому повествовательному материалу, так и по форме изложения. Четвертое же Евангелие – от Иоанна в этом отношении стоит особняком, значительно отличаясь от первых трех, как излагаемым в нем материалом, так и самим стилем и формой изложения. В связи с этим первые три Евангелия принято называть синоптическими, от греческого слова «синопсис», что значит «изложение в одном общем образе». Но хотя первые три Евангелия весьма близки между собой и по плану, и по содержанию, в каждом из них есть, однако, и свои особенности. Синоптические Евангелия повествуют почти исключительно о деятельности Господа Иисуса Христа в Галилее, а евангелист Иоанн – в Иудее. Синоптики рассказывают, главным образом, о чудесах, притчах и внешних событиях в жизни Господа, евангелист Иоанн ведет рассуждения о глубочайшем ее смысле, приводит речи Господа о возвышенных предметах веры. При всем различии между Евангелиями, в них нет внутренних противоречий. При внимательном чтении легко найти ясные признаки согласия между синоптиками и евангелистом Иоанном. Так, Иоанн мало рассказывает о галилейском служении Господа, но он, несомненно, знает о неоднократном продолжительном пребывании Его в Галилее. Синоптики ничего не передают о ранней деятельности Господа в Иудее и самом Иерусалиме, но намеки на эту деятельность у них часто встречаются. Так, по их свидетельству, у Господа были в Иерусалиме друзья, ученики и приверженцы, как, например, владелец горницы, где происходила Тайная вечеря, и Иосиф Аримафейский. Особенно важны в этом отношении слова, приводимые синоптиками: «Иерусалим! Иерусалим! Как часто хотел Я собрать твоих детей», – выражение явно предполагающее многократное пребывание Господа в Иерусалиме. Основная разница между синоптиками и евангелистом Иоанном заключается в беседах Господа. У синоптиков эти беседы весьма просты, легко доступны пониманию, у евангелиста Иоанна – они глубоки, таинственны, часто трудны для понимания, как будто предназначены не для толпы, а для какого-то более тесного круга слушателей. Но это так и есть: синоптики приводят речи Господа, обращенные к галилеянам, людям простым и невежественным, Иоанн передает, главным образом, речи Господа, обращенные к иудеям, книжникам и фарисеям – людям, искушенным в знании Закона Моисеева, более-менее высоко стоявшим на ступенях тогдашней образованности. Кроме того, у Иоанна, как мы увидим дальше, особая цель – возможно полнее и глубже раскрыть учение об Иисусе Христе, как о Сыне Божием, а эта тема, конечно, гораздо более трудная для понимания, чем столь понятные, легко доступные пониманию притчи синоптиков. Но и тут нет между синоптиками и евангелистом Иоанном большого расхождения. Если синоптики выставляют более человеческую сторону Христа, а Иоанн по преимуществу – Божественную, то это еще не значит, что у синоптиков совсем отсутствует Божественная сторона Христа или у Иоанна – человеческая. Сын человеческий у синоптиков есть также и Сын Божий, которому дана всякая власть на небе и на земле. Равным образом Сын Божий у Иоанна есть также и истинный человек, Который принимает приглашение на брачный пир, дружески беседует с Марфой и Марией и плачет над гробом Своего друга Лазаря.

Таким образом, синоптики и Иоанн взаимно друг друга дополняют и только в своей совокупности дают цельный образ Христа, каким он воспринят и проповедуется Церковью.

Характер каждого из четырех Евангелий

Православное учение о боговдохновенности книг Священного Писания всегда держалось взгляда, что, вдохновляя священных писателей, сообщая им и мысль, и слово, Дух Святой не стеснял их собственного ума и характера. Наитие Святого Духа не подавляло собой духа человеческого, а только очищало и возвышало его над своими обыкновенными границами. Поэтому, представляя собой единое целое в изложении Божественной истины, Евангелия различаются между собой в зависимости от личных свойств характера каждого из евангелистов, различаются построением речи, слогом, некоторыми особенными выражениями, различаются они между собой и вследствие обстоятельств и условий, при которых были написаны, и в зависимости от цели, которую ставил себе каждый из четырех евангелистов. Поэтому для лучшего истолкования и понимания Евангелия нам необходимо ближе познакомиться с личностью, характером и жизнью каждого из четырех евангелистов и обстоятельствами, при которых каждое из четырех Евангелий было написано.

Евангелие от Матфея

Евангелист Матфей, носивший также имя Левия, состоял в числе 12 апостолов Христовых. До своего призвания к апостольскому служению он был мытарем, то есть сборщиком налогов, и, как таковой, конечно, нелюбим своими соотечественниками – евреями, презиравшими и ненавидевшими мытарей за то, что они служили неверным поработителям их народа и притесняли свой народ взиманием податей, причем в своем стремлении к наживе часто брали намного больше, чем следует. О своем призвании Матфей рассказывает в 9 главе своего Евангелия (Мф. 9, 9–13), называя себя именем Матфея, в то время как евангелисты Марк и Лука, повествуя о том же, именуют его Левием. У евреев было в обычае иметь несколько имен. Тронутый до глубины души милостью Господа, не гнушавшегося им, несмотря на общее презрение к нему евреев и особенно духовных вождей еврейского народа, книжников и фарисеев, Матфей всем сердцем воспринял учение Христово и особенно глубоко уразумел его превосходство над фарисейскими преданиями и воззрениями, носившими печать внешней праведности, самомнения и презрения к грешникам. Вот почему он так подробно приводит сильную обличительную речь Господа против книжников и фарисеев – лицемеров, которую мы находим в 23 главе его Евангелия (Мф. 23). Надо полагать, что по той же причине он особенно близко принял к сердцу дело спасения именно своего родного еврейского народа, столь пропитавшегося к тому времени ложными понятиями и фарисейскими взглядами, а потому его Евангелие написано преимущественно для евреев. Есть основание предполагать, что оно первоначально и было написано на еврейском языке и только несколько позже, может быть, самим же Матфеем, переведено на греческий язык.

Написав свое Евангелие для евреев, Матфей ставит своей главной целью доказать им, что Иисус Христос и есть именно тот Мессия, о Котором предсказывали ветхозаветные пророки, что ветхозаветное откровение, затемненное книжниками и фарисеями, только в христианстве уясняется и воспринимает свой совершенный смысл. Поэтому он и начинает свое Евангелие родословием Иисуса Христа, желая показать евреям Его происхождение от Давида и Авраама, и делает громадное количество ссылок на Ветхий Завет, чтобы доказать исполнение на Нем ветхозаветных пророчеств. Назначение первого Евангелия для евреев видно из того, что Матфей, упоминая об иудейских обычаях, не считает нужным объяснить их смысл и значение, как это делают другие евангелисты. Равным образом оставляет без объяснения и некоторые арамейские слова, употреблявшиеся в Палестине. Матфей долгое время и проповедовал в Палестине. Потом удалился для проповеди в другие страны и окончил свою жизнь мученической смертью в Эфиопии.

Евангелие от Марка

Евангелист Марк носил еще имя Иоанна. По происхождению он тоже был иудеем, но не состоял в числе 12 апостолов. Поэтому он и не мог быть постоянным спутником и слушателем Господа, каким был Матфей. Свое Евангелие он написал со слов и под руководством апостола Петра. Сам он, по всей вероятности, был очевидцем лишь последних дней земной жизни Господа. Только в одном Евангелии от Марка рассказывается о каком-то юноше, который, когда Господь был взят под стражу в Гефсиманском саду, следовал за Ним, завернувшись по нагому телу в покрывало, и воины схватили его, но он, оставив покрывало, нагой убежал от них (Мк. 14, 51–52). В этом юноше древнее предание видит самого автора второго Евангелия – Марка. Его мать Мария упоминается в Книге Деяний как одна из жен, наиболее преданных вере Христовой. В ее доме в Иерусалиме верующие собирались для молитвы. Марк впоследствии участвует в первом путешествии апостола Павла вместе с другим его спутником Варнавой, которому он приходился племянником по матери. Он находился при апостоле Павле в Риме, откуда написано Послание к Колоссянам. Далее, как видно, Марк стал спутником и сотрудником апостола Петра, что подтверждается словами самого апостола Петра в его первом Соборном послании, где он пишет: «Приветствует вас избранная, подобно вам, церковь в Вавилоне и Марк, сын мой» (1Пет. 5, 13, здесь Вавилон, наверно, иносказательное наименование Рима). Перед своим отходом его вновь призывает к себе апостол Павел, который пишет Тимофею: «Марка возьми... с собою, ибо он мне нужен для служения» (2Тим. 4, 11). По преданию, апостол Петр поставил Марка первым епископом Александрийской Церкви, и Марк мученически окончил свою жизнь в Александрии. По свидетельству Папия, епископа Иерапольского, а также Иустина Философа и Иринея Лионского , Марк написал свое Евангелие со слов апостола Петра. Иустин даже прямо называет его «памятными записями Петра». Климент Александрийский утверждает, что Евангелие от Марка представляет собой в сущности запись устной проповеди апостола Петра, которую Марк сделал по просьбе христиан, живших в Риме. Само содержание Евангелия от Марка свидетельствует о том, что оно предназначено для христиан из язычников. В нем очень мало говорится об отношении учения Господа Иисуса Христа к Ветхому Завету и совсем немного приводится ссылок на ветхозаветные священные книги. Вместе с тем мы встречаем в нем латинские слова, как, например, speculator и другие. Даже Нагорная проповедь, как объясняющая превосходство новозаветного Закона перед ветхозаветным, пропускается. Зато главное внимание Марк обращает на то, чтобы дать в своем Евангелии сильное яркое повествование о чудесах Христовых, подчеркивая этим Царское величие и всемогущество Господа. В его Евангелии Иисус не «сын Давидов», как у Матфея, а Сын Божий, Владыка и Повелитель, Царь Вселенной.

Евангелие от Луки

Древний историк Евсевий Кесарийский говорит, что Лука происходил из Антиохии, и потому принято считать, что Лука был, по своему происхождению, язычник или так называемый «прозелит», то есть язычник, принявший иудейство. По роду своих занятий он был врачом, что видно из Послания апостола Павла к Колоссянам. Церковное Предание присовокупляет к этому и то, что он был также живописцем. Из того, что в его Евангелии содержатся наставления Господа 70 ученикам, изложенные со всей подробностью, делают заключение, что он принадлежал к числу 70 учеников Христовых. Необыкновенная живость его повествования о явлении Господа двум ученикам на пути в Эммаус – причем по имени называется только один из них, Клеопа, – а также и древнее предание свидетельствуют, что он был одним из этих двух учеников, удостоившихся явления Господа (см. Лк. 24, 13–35). Затем из Книги Деяний апостольских видно, что, начиная со второго путешествия апостола Павла, евангелист Лука делается его постоянным сотрудником и почти неразлучным спутником. Он был при апостоле Павле, как во время первых его уз, из которых написано послание к Колоссянам и Филиппийцам, так и во время вторых его уз, когда написано Второе послание к Тимофею. Есть сведения, что после смерти апостола Павла евангелист Лука проповедовал и принял мученическую смерть в Ахаии. Святые мощи его при императоре Констанции (в середине IV века) были перенесены оттуда в Константинополь вместе с мощами апостола Андрея Первозванного. Как видно из самого предисловия третьего Евангелия, Лука написал его по просьбе одного знатного мужа, «достопочтенного» Феофила, жившего в Антиохии, для которого он написал затем и Книгу Деяний Апостольских, служащую как бы продолжением евангельского повествования (см. Лк. 1, 1–4; Деян. 1, 1–2). При этом он пользовался не только повествованиями очевидцев служения Господа, но и некоторыми уже существовавшими тогда письменными записями о жизни и учении Господа. По его собственным словам эти письменные записи были подвергнуты им самому тщательному исследованию, и потому его Евангелие отличается особенной точностью в определении времени и места событий и строгой хронологической последовательностью. «Державный Феофил», для которого написано третье Евангелие, не был жителем Иудеи и не бывал в Иерусалиме, иначе евангелисту Луке не нужно было бы делать ему различные географические пояснения, вроде того, что Елеон находится близ Иерусалима, на расстоянии субботнего пути и т.п. С другой стороны, ему, видимо, известнее были Сиракузы, Ригия, Путеол в Италии, Аппиева площадь и Три Гостиницы в Риме, упоминая о которых в Книге Деяний, евангелист Лука не делает никаких пояснений. По утверждению Климента Александрийского (начало III столетия), Феофил был богатым и знатным жителем Антиохии (Сирия), исповедовал веру Христову, и дом его служил храмом для антиохийских христиан. На Евангелии от Луки явно сказалось влияние апостола Павла, спутником и сотрудником которого был евангелист Лука. Как «апостол язычников» Павел старался более всего раскрывать ту великую истину, что Мессия – Христос – пришел на землю не для иудеев только, но и для язычников и что Он есть Спаситель всего мира, всех людей. В связи с этой основной мыслью, которую явно проводит на протяжении всего своего повествования третье Евангелие, родословие Иисуса Христа доведено до родоначальника всего человечества Адама и до Самого Бога, чтобы подчеркнуть Его значение для всего человеческого рода (см. Лк. 3, 23–38). Такие места, как посольство пророка Илии к вдове в Сарепту Сидонскую, исцеление от проказы пророком Елисеем Неемана Сириянина, притчи о блудном сыне, о мытаре и фарисее, находятся в тесной внутренней связи с обстоятельно развиваемым учением апостола Павла о спасении не одних только иудеев, но и язычников и об оправдании человека перед Богом не делами Закона, а благодатью Божией, даруемой единственно по беспредельному милосердию и человеколюбию Божию. Никто так ярко не изобразил любви Божией к кающимся грешникам, как это сделал евангелист Лука, приведший в своем Евангелии целый ряд притч и действительных событий на эту тему. Достаточно вспомнить, кроме упомянутых уже притч о блудном сыне и о мытаре и фарисее, еще притчу о заблудшей овце, о потерянной драхме, о милосердном самарянине, повесть о покаянии начальника мытарей Закхее и другие места, как и знаменательные слова о том, «что так на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии» (Лк. 15, 7).

Время и место написания Евангелия от Луки можно определить, руководствуясь соображением, что оно написано ранее Книги Деяний апостольских, составляющей как бы его продолжение (см. Деян. 1, 1). Книга же Деяний оканчивается описанием двухлетнего пребывания апостола Павла в Риме (см. Деян. 28, 30). Это было около 63 года по Р.Х. Следовательно, Евангелие от Луки написано не позже этого времени и, надо полагать, в Риме.

Евангелие от Иоанна

Евангелист Иоанн Богослов был возлюбленным учеником Христовым. Он был сыном галилейского рыбака Заведея и Соломии. Заведей был, по-видимому, состоятельным человеком, так как имел работников, был, видимо, не малозначительным членом иудейского общества, ибо его сын Иоанн имел знакомство с первосвященником. Его мать Соломия упоминается в числе жен, служивших Господу своим имуществом. Она сопутствовала Господу в Галилее, последовала за Ним в Иерусалим на последнюю Пасху и участвовала в приобретении ароматов для помазания Его тела вместе с другими женами-мироносицами. Предание считает ее дочерью Иосифа-обручника. Евангелист Иоанн сначала был учеником Иоанна Крестителя. Услышав его свидетельство о Христе, как об Агнце Божием, берущем на Себя грехи мира, он тотчас же вместе с Андреем последовал за Христом (см. Ин. 1, 35–40). Постоянным учеником Господа он сделался, однако, несколько позже, после чудесного улова рыб на Геннисаретском (Галилейском) озере, когда Господь Сам призвал его вместе с его братом Иаковом. Вместе с Петром и своим братом Иаковом он удостоился особенной близости к Господу, находясь при Нем в самые важные и торжественные минуты Его земной жизни. Так, он удостоился присутствовать при воскрешении дочери Иаира, видеть преображение Господа на горе, слышать беседу о знамениях Его второго пришествия, был свидетелем Его Гефсиманской молитвы. А на Тайной вечере был так близок к Господу, что, по его собственным словам, «возлежал у груди Иисуса» (Ин. 13, 23–25), откуда и произошло его наименование «наперсника», ставшее потом нарицательным для обозначения человека, особенно кому-либо близкого. По смирению не называя себя по имени, он, тем не менее, говоря о себе в своем Евангелии, именует себя учеником, которого любил Иисус. Эта любовь Господа к нему сказалась и в том, что Господь, вися на Кресте, поручил ему Свою Пречистую Матерь, сказав ему: «Се Матерь твоя!» (см. Ин. 19, 27). Пламенно любя Господа, Иоанн был полон негодования против тех, кто был враждебен Господу или чуждался Его. Поэтому он возбранял человеку, не ходившему со Христом, изгонять бесов именем Иисуса Христа (Лк. 9, 49; Мк. 9:38) и просил у Господа позволения низвести огонь на жителей одного самарянского селения за то, что они не приняли Его, когда Он путешествовал в Иерусалим через Самарию (см. Лк. 9, 54). За это он и его брат Иаков получили от Господа прозвание «Воанергес», что значит «сыны Громовы». Чувствуя к себе любовь Христову, но еще не просвещенный благодатью Святого Духа в день Пятидесятницы, он решается просить себе вместе с братом Иаковом ближайшего места к Господу в Его грядущем Царстве, в ответ на что получает предсказание об ожидающей их обоих чаше страданий (см. Мф. 20, 20–23). После Вознесения Господня мы часто видим Иоанна вместе с апостолом Петром. Наряду с ним он считается столпом Церкви и имеет свое пребывание в Иерусалиме (см. Гал. 2, 9). Со времени разрушения Иерусалима местом жизни и деятельности Иоанна делается город Ефес в Малой Азии. В царствование императора Домициана он был отправлен в ссылку на остров Патмос, где им был написан Апокалипсис (см. Откр. 1, 9). Возвращенный из этой ссылки в Ефес, он написал там свое Евангелие и скончался своею смертью (единственный из апостолов), по преданию, весьма загадочной, в глубокой старости, будучи около 105 лет, в царствование императора Траяна. Как гласит предание, четвертое Евангелие написано Иоанном по просьбе ефесских христиан. Они принесли ему три первых Евангелия и попросили его дополнить их речами Господа, которые он от Него слышал. Евангелист Иоанн подтвердил истинность всего написанного в этих трех Евангелиях, но нашел, что многое необходимо добавить к их повествованию и в особенности изложить пространнее и ярче учение о Божестве Господа Иисуса Христа, чтобы люди с течением времени не стали думать о Нем, только как о «Сыне человеческом». Это тем более было необходимо, что к этому времени уже стали появляться ереси, отрицавшие Божество Христово – евиониты, ересь Керинфа и гностики. Об этих обстоятельствах упоминает Ириней Лионский (середина III столетия). Из всего сказанного ясно, что целью написания четвертого Евангелия было желание дополнить повествование трех евангелистов. Отличительная черта Евангелия от Иоанна ярко выражена и в том наименовании, которое давалось ему в древности. В отличие от первых трех Евангелий, оно по преимуществу именовалось Евангелием духовным. Евангелие от Иоанна начинается изложением учения о Божестве Иисуса Христа, и далее содержит в себе целый ряд самых возвышенных речей Господа, в которых раскрывается Его Божественное достоинство и глубочайшие таинства веры, каковы, например, беседа с Никодимом о рождении свыше водою и духом и о таинстве искупления (Ин. 3, 1–21), беседа с самарянкой о воде живой и о поклонении Богу в духе и истине (Ин. 4, 6–42), беседа о хлебе, сошедшем с небес и о таинстве причащения (Ин. 6, 22–58), беседа о пастыре добром (Ин. 10, 11–30) и особенно замечательная по своему содержанию прощальная беседа с учениками на Тайной вечери (Ин. 13–16) с заключительной дивной, так называемой «первосвященнической молитвой» Господа (Ин. 17). Тут мы находим и целый ряд собственных свидетельств Господа о Себе Самом, как о Сыне Божием. За учение о Боге Слове и за раскрытие всех этих глубоких и возвышенных истин и тайн нашей веры евангелист Иоанн и получил наименование Богослова. Чистый сердцем девственник, всецело всей душой предавший себя Господу и любимый Им за это особой любовью. Иоанн глубоко проник и в возвышенную тайну христианской любви – и никто, как он в своем Евангелии и в трех своих Соборных посланиях, не раскрыл так полно, глубоко и убедительно, христианское учение о двух основных заповедях Закона Божия – о любви к Богу и о любви к ближнему. Поэтому его еще называют апостолом любви. Важной особенностью Евангелия от Иоанна является еще и то, что, в то время как первые три евангелиста повествуют, главным образом о проповеди Господа Иисуса Христа в Галилее, Иоанн излагает события и речи, имевшие место в Иудее. Благодаря этому мы можем посчитать, какова была продолжительность общественного служения Господа и вместе с тем продолжительность Его земной жизни. Проповедуя большей частью в Галилее, Господь путешествовал в Иерусалим на все главнейшие праздники. Таких путешествий в Иерусалим на праздник Пасхи, как видно из Евангелия от Иоанна, было всего три, а перед четвертой Пасхой Своего общественного служения Господь принял Крестную смерть. Из этого следует, что общественное служение Господа продолжалось около трех с половиной лет, а прожил Он на земле всего тридцать три с половиной года (ибо вышел на общественное служение, как свидетельствует Лука (см. Лк. 3, 23), около 30 лет отроду).

Избранные наставления Спасителя

Вера:

«Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3, 16);

«блаженны не видевшие и уверовавшие» (Ин. 20, 29).

Смотри также Мф. 16, 17–18; Лк. 17, 5–10; Мк. 16, 16.

Воля Божия, следовать ей:

«Да будет воля Твоя и на земле, как на небе» (Мф. 6, 10);

«Не всякий, говорящий Мне: «Господи! Господи!», войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного» (Мф. 7, 21).

Благодарность Богу:

«Идя в Иерусалим, Он проходил между Самариею и Галилеею. И когда входил Он в одно селение, встретили Его десять человек прокаженных, которые остановились вдали и громким голосом говорили: Иисус Наставник! помилуй нас. Увидев их, Он сказал им: пойдите, покажитесь священникам. И когда они шли, очистились. Один же из них, видя, что исцелен, возвратился, громким голосом прославляя Бога, и пал ниц к ногам Его, благодаря Его; и это был Самарянин. Тогда Иисус сказал: не десять ли очистились? где же девять? как они не возвратились воздать славу Богу, кроме сего иноплеменника? И сказал ему: встань, иди; вера твоя спасла тебя» (Лк. 17, 11–19).

Благодать, Дух Святой:

«Рожденное от Духа есть дух» (Ин. 3, 6);

«Иисус сказал ей в ответ: всякий, пьющий воду сию, возжаждет опять, а кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек; но вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную» (Ин. 4, 13–14);

«Итак, если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец Небесный даст Духа Святаго просящим у Него» (Лк. 11, 13);

«Дух Истины... Он наставит вас на всякую истину» (Ин. 16, 13).

Смотри также Ин. 7, 37–39; Ин. 14, 15–21; Ин. 16, 13; Мк. 4, 26–29 – притча о невидимо растущем семени; Мф. 13, 31–32 – притча о зерне горчичном; Мф. 25, 1–13 – притча о десяти девах.

Бодрствование:

«Итак бодрствуйте, ибо не знаете, когда придет хозяин дома: вечером, или в полночь, или в пение петухов, или поутру; чтобы, придя внезапно, не нашел вас спящими» (Мк. 13, 35–36).

Смотри также: Лк. 11, 24–26; Лк. 21, 34–36; Мф. 13, 24–30 – притча о плевелах.

Делать добро:

«Во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними» (Мф. 7, 12);

«Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного» (Мф. 5, 16);

«И кто напоит одного из малых сих только чашею холодной воды, во имя ученика, истинно говорю вам, не потеряет награды своей» (Мф. 10, 42).

Смотри также: Лк. 19, 11–27; Мф. 25, 31–46; Лк. 10, 25–37 – притча о милосердном самарянине; Лк. 13, 6–9 – притча о бесплодной смоковнице.

О развитии в себе добрых качеств:

Заповеди Блаженства, в которых начертан путь к совершенству – Мф. 5, 3–12. Нагорная проповедь – Мф. 5–7 гл.

В притче о сеятеле (см. Мф. 13, 3–23) и в особенности в притче о талантах (см. Мф. 25, 14–30) говорится о необходимости развития в себе и тех естественных способностей, которые Бог нам дал. Сочетание благодатных дарований с развитыми способностями (талантами) составляет, подлинное богатство человека; поэтому сказано что «Царство Божие внутри вас есть» (Лк. 17, 21).

Единство, стремление к нему:

«Будет одно стадо и один Пастырь» (Ин. 10, 16);

«Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино, – да уверует мир, что Ты послал Меня» (Ин. 17, 21);

«Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф. 18, 20).

Истина, любовь к ней:

«Пилат сказал Ему: итак Ты Царь? Иисус отвечал: ты говоришь, что Я Царь. Я на то родился и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать о истине; всякий, кто от истины, слушает гласа Моего» (Ин. 18, 37).

Смотри также: Мф. 13, 44–46 – притча о сокровище в поле.

Крест, его несение, узкий путь:

«Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их» (Мф. 7, 13–14);

«Царство Небесное силой берется, и употребляющие усилие восхищают его» (Мф. 11, 12);

«Кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня» (Мф. 10, 38).

Смотри также: Лк. 13, 22–30; Мк. 8, 34–38; Лк. 14, 25–27; Ин. 12, 25–26.

Любовь к Богу и людям:

«Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем помышлением твоим, и всею крепостью твоею... возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мк. 12, 30–31);

«Милости хочу, а не жертвы» (Мф. 9, 13); (Ин. 14, 21–23);

«По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13, 35);

«Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15, 13).

Смотри также: Мф. 5, 42–48; Ин. 13, 34–35.

Молитва:

«Просите, и дано будет вам, ищите, и найдете, стучите, и отворят вам» (Мф. 7, 7);

«Все, чего ни попросите в молитве с верою, получите» (Мф. 21, 22);

«Бог есть дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине» (Ин. 4, 24).

Смотри также: Мф. 6, 5–15; Лк. 18, 1–8; Мф. 18, 19–20; Мк. 11, 23; Ин. 16, 23–27; Мк. 14, 38; Лк. 11, 5–8; Лк. 18, 1–8 – притча о судье неправедном.

Милостыня:

«Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их» (Мф. 7, 13–14).

Смотри также: (Мф. 6, 1–4; Лк. 14, 12–15; Лк. 21, 1–4).

Неосуждение:

«Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким будете судимы» (Мф. 7, 1–2).

Надежда на Бога:

«Не пять ли малых птиц продаются за два ассария? и ни одна из них не забыта у Бога. А у вас и волосы на голове все сочтены. Итак не бойтесь: вы дороже многих малых птиц» (Лк. 12, 6–7);

«Посему говорю вам: не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что одеться. Душа не больше ли пищи, и тело одежды? Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их? Да и кто из вас, заботясь, может прибавить себе росту хотя на один локоть? И об одежде что заботитесь? Посмотрите на полевые лилии, как они растут: ни трудятся, ни прядут; но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них; если же траву полевую, которая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь, Бог так одевает, кольми паче вас, маловеры! Итак не заботьтесь и не говорите: что нам есть? или что пить? или во что одеться? потому что всего этого ищут язычники, и потому что Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом. Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам. Итак не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний сам будет заботиться о своем: довольно для каждого дня своей заботы» (Мф. 6, 25–34);

«Да не смущается сердце ваше, веруйте в Бога и в Меня веруйте» (Ин. 14, 1);

«Невозможное человекам возможно Богу» (Лк. 18, 27);

«Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее» (Лк. 19, 10).

Нестяжательность, житейские заботы:

«Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? или какой выкуп даст человек за душу свою?» (Мф. 16, 26);

«Как трудно надеющимся на богатство войти в Царствие Божие» (Мк. 10, 24).

Смотри также: Лк. 10, 41–42; Мк. 10, 17–27; Лк. 12, 13–21 – притча о безрассудном богаче.

Покаяние:

«Покайтесь, ибо приблизилось Царств Небесное» (Мф. 3, 2);

«Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию» (Мф. 9, 13);

«Всякий делающий грех, есть раб греха... если Сын освободит вас, то истинно свободны будете» (Ин. 8, 34, 36);

«Если не покаетесь, все так же погибнете» (как задавленные башней в Иерусалиме, Лк. 13, 3).

Смотри также: (Мф. 4, 17; Ин. 5, 14; Лк. 7, 47; Лк. 13, 1–5; Мф. 18, 11–14 – притча о пропавшей овце; Лк. 15, 11–32 – притча о блудном сыне; Лк. 18, 4–14 – притча о мытаре и фарисее).

Пост:

«Сей же род изгоняется только молитвой и постом» (Мф. 17, 21).

Смотри также: (Мк. 2, 19–22; Мф. 6, 16–18; Мк. 9, 29).

Праведность, стремление к ней:

«Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся» (Мф. 5, 6);

«Тогда праведники воссияют, как солнце, в царстве Отца их» (Мф. 13, 43);

«Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф. 5, 48).

Примирение с ближними, прощение обид:

Прощай «до седмижды семидесяти раз» (Мф. 18, 22; Мф. 6, 12–14).

Смотри также: Мф. 5, 23–26; Лк. 23, 34; Мф. 18, 13–35 – притча о злом должнике.

Причащение, его необходимость:

«Иисус же сказал им: истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день» (Ин. 6, 53–54).

Смотри также: (Лк. 22, 15–20).

Радость в Боге:

«Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах» (Мф. 5, 12);

«Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас... иго Мое благо, и бремя Мое легко» (Мф. 11, 28, 30);

«Я даю им жизнь вечную, и не погибнут вовек; и никто не похитит их из руки Моей» (Ин. 10, 28);

«Радости вашей никто не отнимет у вас» (Ин. 16, 22).

Рассудительность:

«Берегитесь, чтобы кто не прельстил вас» (Мф. 24, 4).

Смотри также: Лк. 14, 28–33; Лк. 16, 1–13 – притча о неверном домоправителе.

Смирение, скромность:

«Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное» (Мф. 5, 3);

«Всякий возвышающий сам себя унижен будет, а унижающий себя возвысится» (Лк. 14, 11);

«Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим» (Мф. 11, 29);

«Кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою» (Мф. 20, 26).

Смотри также: Лк. 10, 21; Лк. 18, 9–14; Мк. 10, 42–45; Ин. 13, 4–17; Мф. 20, 1–16 – о работниках, получивших равную плату.

Соблазны, борьба с ними:

«Если соблазняет тебя рука твоя, отсеки ее: лучше тебе увечному войти в жизнь, нежели с двумя руками идти в геенну» (Мк. 9, 43);

«Горе миру от соблазнов, ибо надобно придти соблазнам; но горе тому человеку, через которого соблазн приходит» (Мф. 18, 7).

Смотри также Лк. 17, 1–2.

Терпение:

«Терпением вашим спасайте души ваши» (Лк. 21, 19);

«Претерпевший же до конца спасется» (Мф. 10, 22);

«Приносить плод в терпении» (Лк. 8, 15);

«Вспомни, что ты» (богатый) «получил уже доброе... в жизни твоей, а Лазарь – злое; ныне же он здесь» (в раю) «утешается, а ты страдаешь» (Лк. 16, 25 – притча о богатом и Лазаре).

Целомудрие, супружеская верность:

Мф. 5, 27–32; Мф. 19, 3–12.

Чистота сердца:

«Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят» (Мф. 5, 8);

«Из сердца исходят злые помыслы... это оскверняет человека» (Мф. 15, 19–20);

«Хранить слово» (Божие) «в чистом сердце» (Лк. 8, 15);

«Кто не примет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него» (Мк. 10, 15);

«Вы уже очищены через слово, которое проповедал вам» (Ин. 15, 3).

Смотри также: (Мк. 7, 15–23).

Язык, следить за ним:

«Порождения ехиднины! как вы можете говорить доброе, будучи злы? Ибо от избытка сердца говорят уста. Добрый человек из доброго сокровища выносит доброе, а злой человек из злого сокровища выносит злое. Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда: ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься» (Мф. 12, 34–37).

Смотри также: Мф. 5, 22.

Заключение

Господь Иисус Христос пришел для того, чтобы создать Царство Божие среди людей – праведный образ жизни. Он учил и нас постоянно об этом заботиться и просить: «Да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли»23 (Мф. 6, 10). Но Он не хотел это Царство насаждать искусственными, принудительными средствами. Поэтому Он уклонялся от всякого вмешательства в политическую жизнь страны, но призывал людей к исправлению своих сердец – к духовному возрождению. А это в свою очередь должно было привести к улучшению всех сторон общественной жизни. Читая историю распространения христианства, мы видим, что по мере того, как люди усваивали учение Спасителя, в человеческом обществе происходили благоприятные социальные и экономические изменения. Действительно, христианство содействовало уничтожению рабства, возвысило положение женщины, укрепило семью, создавало благотворительные организации, принесло человечеству самые высокие моральные и гуманные принципы. Совсем иное мы видим в тех странах, где насаждаются нехристианские идеи вроде фашизма или «научного» материализма. Там вместо обещанного земного Рая возникает нечто вроде ада, вместо почитания Бога создается культ вождя. Только Бог знает все недостатки и слабости человеческой природы, поврежденной грехом. Только Он может помочь человеку преодолеть свои плохие наклонности и решить личные, семейные и общественные проблемы. Поэтому в учении Христовом надо искать руководство, к чему стремиться и что делать. Оно же в основу жизни кладет веру в Бога и любовь к людям. Оно учит милосердию, состраданию, смирению и кротости. Оно призывает делать добро, творчески развивать в себе все те способности, которые нам даны Богом. Учение Христово приносит мир и радость душе. Оно учит, что человек создан для вечного блаженства в Царстве Небесном, и помогает человеку его достигнуть. Вот почему христианину надо постоянно вдумчиво и с молитвенным настроением читать Евангелие, черпая из него небесную Мудрость.

Книга Деяний и Соборные послания

Предварительные сведения

По мере распространения и увеличения состава христианских общин в разных частях обширной Римской империи, естественно, у христиан возникали вопросы религиозно-нравственного и практического порядка. Апостолы, не всегда имея возможность лично разбирать эти вопросы на месте, откликались на них в своих письмах-посланиях. Поэтому, в то время как Евангелия содержат в себе основы христианской веры, апостольские послания раскрывают некоторые стороны учения Христова более подробно и показывают его практическое применение. Благодаря апостольским посланиям мы имеем живое свидетельство о том, как учили апостолы и как формировались и жили первые христианские общины. Церковь всегда смотрела на апостольские послания, как на слова Духа Святого и чистый источник Истины (см. Лк. 12, 12; Ин. 16, 13; Ин. 17, 17–19). Хотя жизненные условия постоянно меняются и с каждым годом выдвигают новые проблемы, суть этих проблем та же, что и в апостольское время и во все века существования человечества. Поэтому в апостольских посланиях христианин найдет верное руководство для решения своих личных проблем и неветшающее сокровище христианского учения о вере и жизни. В этой главе мы познакомим читателя с авторами и обстоятельствами написания Книги Деяний и Соборных апостольских посланий. В конце приведем избранные наставления из этих священных книг.

Книга Деяний святых апостолов

Книга Деяний является прямым продолжением Евангелия. Цель ее автора – описать события, происшедшие вслед за вознесением Господа Иисуса Христа и дать очерк первоначального устройства Церкви Христовой. Особенно подробно эта книга повествует о миссионерских трудах апостолов Петра и Павла. Святитель Иоанн Златоуст в своей беседе о Книге Деяний разъясняет ее великое значение для христианства, подтверждая фактами из жизни апостолов истину евангельского учения: «Настоящая книга содержит в себе по преимуществу доказательства воскресения». Вот почему в пасхальную ночь перед началом прославления воскресения Христова в православных храмах читаются главы из Книги Деяний. По этой же причине эта книга прочитывается целиком в период от Пасхи до Пятидесятницы за ежедневными литургиями. По указанию самого писателя Книги Деяний (см. Деян. 1, 1–3), это его вторая книга, написанная для Феофила, жившего в Антиохии. Из этого следует заключить, что книга Деяний написана в качестве продолжения третьего Евангелия и автором ее является евангелист Лука, спутник и сотрудник апостола Павла. Между Евангелием от Луки и Книгой Деяний существует и стилистическое сходство. Ссылки на Книгу Деяний мы находим у ранних писателей, как, например, У Игнатия Богоносца, у Поликарпа Смирнского, у Иустина Философа. О принадлежности Книги Деяний к творчеству Луки мы находим сведения у писателей II века – Иринея Лионского , Климента Александрийского, Тертуллиана, Оригена, а также в древнем сирийском переводе Библии (Пешито).

Книга Деяний повествует о событиях от Вознесения Господа Иисуса Христа до прибытия апостола Павла в Рим и охватывает период времени около 30 лет. 1–12 главы повествуют о деятельности апостола Петра среди иудеев Палестины; 13–28 главы – о деятельности апостола Павла среди язычников и распространении учения Христова уже за пределами Палестины. Повествование книги заканчивается указанием на то, что апостол Павел прожил в Риме два года и невозбранно проповедовал там учение Христово (Деян. 28, 30–31). О мученической смерти апостола, которая последовала в Риме при императоре Нероне около 67 года по Р.Х., здесь не упоминается. Из церковного Предания известно, что апостол Павел, оправданный на суде кесаря, вновь возвратился в Иерусалим и совершил еще одно, четвертое, миссионерское путешествие. Из этого можно заключить, что Книга Деяний закончена около 63 или 64 года по Р.Х. в городе Риме. Апостол Павел в посланиях к Колоссянам и к Филимону упоминает о Луке как находящемся с ним в Риме. Таким образом, Книга Деяний рисует нам картину, как Церковь Христова, утвердившись среди иудеев в Палестине, согласно предсказаниям Самого Господа, при упорном неверии главной массы иудейского народа перешла в языческий мир и постепенно распространилась в Малой Азии и Южной Европе. В Книге Деяний мы видим исполнение пророчеств Спасителя относительно чудес, которые апостолы будут совершать Его именем, и о торжестве веры Христовой над миром. Мы видим, как, несмотря на человеческую слабость апостолов, не обладавших никакими внешними материальными средствами и данными для распространения евангельского учения, они после сошествия на них Духа Святого сделались словно другими людьми, безбоязненно, с великим мужеством и самоотверженностью, несмотря на все преследования, проповедовали учение Христово по всем концам тогдашнего культурного греко-римского мира и в короткий срок основали множество христианских общин. Книга Деяний ярко свидетельствует о том, что проповедь апостолов это – дело не человеческое, но дело Божие24. Особенно поучительно описание жизни первых христиан, имевших «одно сердце и одну душу» (Деян. 4, 32), что было полной противоположностью жизни всего остального мира, утопавшего в эгоизме и всевозможных грехах и пороках. Для пастырей Христовой Церкви Книга Деяний важна тем, что дает им образец церковной жизни и управления Церковью на основе принципа Соборности (Деян. 15 гл.). В ней в повествованиях и прямых наставлениях изложено, каким должен быть служитель Церкви (см. Деян. 20, 18–35).

Но самое важное в этой книге то, что она, как никакая другая книга, свидетельствует о величайшей истине христианства – Воскресении Христовом. Действительно, наилучшим доказательством истины Воскресения Христова служат чудеса, совершенные именем Христа, а книга Деяний преимущественно повествует о чудесах апостолов.

Соборные послания

Именем «Соборных» называются семь посланий, написанных апостолами: одно – Иаковом, два – Петром, три – Иоанном Богословом и одно Иудой (не Искариотом). В составе книг Нового Завета православного издания они помещаются непосредственно после Книги Деяний. Соборными они названы Церковью еще в ранние времена. «Соборный» – это «окружной» в том смысле, что они обращены не к частным лицам, а ко всем христианским общинам вообще. Весь состав Соборных посланий назван этим именем в первый раз у историка Евсевия (начало IV века по Р.Х.). От посланий апостола Павла Соборные послания отличаются тем, что носят более общие основные вероучительные наставления, а у апостола Павла содержание приноровлено к обстоятельствам тех местных Церквей, к которым он обращается, и имеет более специальный характер. У апостола Павла выделяется личность самого апостола и обстоятельства в его апостольской деятельности, а в Соборных посланиях излагаются общеобязательные для всех христиан правила веры и благочестия и почти нет биографических сведений.

Послание апостола Иакова

Писатель называет себя «Иаковом, рабом Бога и Господа Иисуса Христа» (Иак. 1, 1). В евангельской истории известны три лица с именем Иакова: 1) Иаков, сын Заведеев, один из 12 апостолов и брат Иоанна Богослова; 2) Иаков Алфеев, брат евангелиста Матфея, тоже один из двенадцати, и 3) Иаков, называемый «брат Господень», бывший одним из 70 учеников Христовых и имевший братьями Иосию, Иуду и Симона (см. Мф. 13, 55), ставший потом первым Иерусалимским епископом и получивший у иудеев прозвание «праведного». В отличие от двух других, принадлежавших к числу 12, он назывался еще «меньшим». Святой Иаков Заведеев очень рано окончил свою жизнь мученической смертью (около 44 года в Иерусалиме, Деян. 12, 2). Святой Иаков Алфеев проповедовал среди язычников. Между тем Соборное послание Иакова обращено к иудеям, находящимся в рассеянии (Иак. 1, 1), и церковное Предание приписывает его третьему Иакову – брату Господню, первому епископу Иерусалимскому. За свою праведность он пользовался авторитетом у всех иудеев (даже не уверовавших) и в качестве Иерусалимского епископа мог считать под своим иерархическим ведением всех христиан из иудеев, где бы они не находились. О Иакове, брате Господнем, известно, что он вел строго подвижническую жизнь, был девственником, не пил вина и других спиртных напитков, не ел мяса, носил только льняную одежду, строго соблюдал Закон Моисеев и часто уединялся для молитвы в иерусалимский храм. Он был старшим сыном Иосифа Обручника от первой жены. По преданию, он сопровождал Иосифа и Марию с младенцем Иисусом во время их бегства в Египет. Вначале он, как и его братья, не вполне уверовал в Господа Иисуса Христа как в Мессию. Но потом уверовал всем сердцем, и Господь после Своего воскресения удостоил его особенного Своего явления (см. 1Кор. 15, 7). Пользуясь высоким уважением среди апостолов, он председательствовал на первом апостольском Соборе в Иерусалиме (Деян. 15 гл.). Надо полагать, что вся его деятельность сосредоточивалась в Палестине. Свою жизнь он окончил мученически, будучи сброшен приблизительно в 64 году иудейскими начальниками с портика Иерусалимского храма. Иудейский историк Иосиф Флавий, перечисляя причины падения Иерусалима в результате войны с римлянами, говорит, что Господь наказал евреев также за убиение Иакова Праведного. Предание приписывает Иакову составление древнего Чина Божественной литургии, который совершается до сего времени в Иерусалиме и в других храмах в день его памяти 23 октября. Послание апостола Иакова было предназначено евреям: «двенадцати коленам, находящимся в рассеянии», что не исключало и евреев, живших в Палестине. Время и место послания не указаны. По-видимому, послание написано им незадолго до кончины, вероятно, в 55–60 годах. Местом написания, вероятно, Иерусалим, где апостол пребывал постоянно. Поводом к написанию были те скорби, которые переносили иудеи рассеяния от язычников и, в особенности, от своих неверующих братьев. Испытания были столь велики, что многие стали падать духом и колебаться в вере. Некоторые роптали на внешние бедствия и на Самого Бога, но по-прежнему видели свое спасение в происхождении от Авраама. Они неправильно смотрели на молитву, не дооценивали значение добрых дел, но охотно делались учителями других. При этом богатые превозносились над бедными, и братская любовь охладевала. Все это побудило Иакова дать им необходимое нравственное врачевание в виде послания. Во 2 главе Послания Иакова есть ценнейшее наставление о сущности веры, которая должна состоять не в отвлеченном признании христианских истин, но и в живом ее проявлении в делах милосердия. В 5 главе (Иак. 5,14) говорится о назначении и силе Таинства Елеосвящения.

Послания апостола Петра

Апостол Петр, называвшийся прежде Симоном, был сыном рыбака Ионы из Вифсаиды Галилейской (см. Ин. 1, 42–45) и братом апостола Андрея Первозванного, который и привел его к Христу. Апостол Петр был женат и имел дом в Капернауме (см. Мф. 8, 14). Призванный Христом Спасителем за рыбной ловлей на Генисаретском озере (см. Лк. 5, 8), он всегда выражал особенную преданность и решительность, за что и был удостоен особенного приближения к Господу вместе с сынами Заведеевыми (см. Лк. 9, 28). Сильный и пламенный духом, он, естественно, занял влиятельное место в числе Христовых апостолов. Он первый решительно исповедал Господа – Христом, то есть Мессией (см. Мф. 16, 16), и за это удостоился наименования – Камень (Петрос). На этом камне Петровой веры Господь обещал создать Свою Церковь, которую не одолеют врата адовы (см. Мф. 16, 18). Свое троекратное отречение от Господа (накануне распятия Спасителя) апостол Петр омыл горькими слезами раскаяния, вследствие чего после Своего воскресения Господь вновь восстановил его в апостольском достоинстве, троекратно, по числу отречений, поручив ему пасти агнцев и овец Своих (см. Ин. 21, 15–17). Апостол Петр первый содействовал распространению и утверждению Церкви Христовой после сошествия Святого Духа, произнеся сильную речь перед народом в день Пятидесятницы и обратив 3000 душ ко Христу. Спустя некоторое время, исцелив хромого, он второй проповедью обратил к вере еще 5000 иудеев (см. Деян. 2–4 гл.). Книга Деяний, с 1 по 12 главы, рассказывает об его апостольской деятельности. Однако после его чудесного освобождения Ангелом из темницы, когда Петр вынужден был скрыться от Ирода (см. Деян. 12, 1–17), о нем упоминается только еще раз при рассказе об Апостольском Соборе (Деян. 15 гл.). Другие сведения о нем сохранились только в церковных Преданиях. Известно, что он проповедовал Евангелие по берегам Средиземного моря, в Антиохии (где рукоположил епископа Еводия). Апостол Петр проповедовал в Малой Азии иудеям и прозелитам (язычникам, обращенным в иудейство), потом – в Египте, где рукоположил Марка25 в первого епископа Александрийской Церкви. Отсюда он перешел в Грецию (Ахаию) и проповедовал в Коринфе (см. 1Кор. 1, 12), потом проповедовал в Риме, Испании, Карфагене и Британии. К концу жизни Петр снова прибыл в Рим, где и принял мученическую кончину около 67 года по Р.Х., будучи распят на кресте вниз головой. Первое Соборное послание апостола Петра обращено к «пришельцам, рассеянным в Понте, Галатии, Каппадокии, Асии и Вифинии» – провинциях Малой Азии. Под «пришельцами» надо понимать, главным образом, уверовавших иудеев, а также язычников, входивших в состав христианских общин. Эти общины были основаны апостолом Павлом. Причиной написания послания было желание апостола Петра «утвердить братьев своих» (см. Лк. 22, 32) при возникновении нестроений в этих общинах и гонениях, постигших их со стороны врагов Креста Христова. Появились среди христиан и внутренние враги в лице лжеучителей. Пользуясь отсутствием апостола Павла, они начали искажать его учение о христианской свободе и покровительствовать всякой нравственной распущенности (см. 1Пет. 2, 16; Пет. 1, 9; 2, 1). Цель этого послания Петра – ободрить, утешить и утвердить в вере малоазииских христиан, на что указывал сам апостол Петр: «Сие кратко написал я вам чрез Силуана, верного, как думаю, вашего брата, чтобы уверить вас, утешая и свидетельствуя, что это истинная благодать Божия, в которой вы стоите» (1Пет. 5, 12). Местом первого послания указывается Вавилон (см. 1Пет. 5, 13). В истории христианской Церкви известна Церковь Вавилонская в Египте, где, вероятно, Петр и написал свое послание (также существует распространенное толкование, что под Вавилоном подразумевается Рим). В это время с ним находились Силуан и Марк, оставившие апостола Павла после его отправления на суд в Рим. Поэтому дата первого послания определяется между 62 и 64 годами по Р.Х.

Второе Соборное послание написано к тем же малоазийским христианам. В этом послании апостол Петр с особой силой предостерегает верующих от развратных лжеучителей. Эти лжеучения сходны с теми, которые обличает апостол Павел в посланиях к Тимофею и Титу, а также апостол Иуда – в своем Соборном послании. Лжеучения еретиков угрожали вере и нравственности христиан. В то время стали быстро распространяться гностические ереси, впитавшие в себя элементы иудейства, христианства и различных языческих учений. В жизни приверженцы этих ересей отличались безнравственностью и кичились своими знаниями «тайн». Второе послание написано незадолго до мученической кончины апостола Петра: «зная, что скоро должен оставить храмину мою, как и Господь наш Иисус Христос открыл мне» (2Пет. 1, 14). Его написание можно отнести к 65–66 годам. Последние годы жизни апостол Петр провел в Риме, благодаря чему можно заключить, что второе послание написано в Риме в качестве его предсмертного завещания.

Послания апостола Иоанна Богослова

Стиль послания и отдельные выражения напоминают нам Евангелие от Иоанна, и уже древнее предание считало его принадлежащим возлюбленному ученику Христову. Иоанн Богослов был сыном галилейского рыбака Заведея и жены его Саломии, по преданию, дочери Иосифа Обручника от первого брака. Таким образом, он приходился, по представлениям окружающих, племянником Господа. Старший брат его Иаков был тоже в числе 12 апостолов. Обоих братьев за силу их духа Господь прозвал «сыны громовы» – Воанергес (Мк. 3, 17). Повинуясь призыву Господа (см. Мф. 4, 21; Лк. 5, 10), Иоанн оставил родительский дом, став одним из приближенных Его учеников вместе с Петром и Иаковом (см. Мк. 5, 37; Мф. 17, 1; Мф. 26, 37). Господь удостоил Иоанна особенной любви: Иоанн возлежал на персях Господа на Тайной вечере, а при Кресте Спаситель усыновил Иоанна Своей Пречистой Матери (см. Ин. 13, 23–25; Ин. 19, 26). Сам Иоанн, не называя себя, говорит о себе, как об ученике которого любил Иисус (см. Ин. 19, 26). Из всех учеников только Иоанн не оставил своего Учителя и стоял на Голгофе у самого Креста. По преданию, после Вознесения Господня и Сошествия Святого Духа евангелист Иоанн в течение 15 лет не оставлял Иерусалима до блаженного успения Божией Матери. Он с Петром и Иаковом принимал деятельное участие в устройстве Иерусалимской Церкви и вместе с ними считался одним из ее столпов (см. Гал. 2, 9). Для низведения на крещенных самарян Святого Духа Иоанн отправился к ним вместе с Петром (см. Деян. 8, 14). Позже он направился с проповедью в провинции Малой Азии и обосновался в Ефесе, откуда управлял всеми Церквами Малой Азии. Из Ефеса он был сослан на остров Патмос, при императоре Домициане, после того как чудесно сохранил жизнь, будучи ввергнут в котел с кипящим маслом. В ссылке он написал свой Апокалипсис – Откровение. Позже он возвратился в Ефес и в конце I века написал свое Евангелие и три Соборных послания. Он оставался девственником и умер несколько загадочной смертью в начале II века в городе Ефесе. Не называя себя в послании, Иоанн говорит о себе, как об очевидце и самовидце событий земной жизни Господа Иисуса Христа (см. 1Ин. 1, 1–4).

Первое Соборное послание написано после Евангелия от Иоанна: «О том, что было от начала, что мы слышали, что видели своими очами, что рассматривали и что осязали руки наши, о Слове жизни, – ибо жизнь явилась, и мы видели и свидетельствуем, и возвещаем вам сию вечную жизнь, которая была у Отца и явилась нам, – о том, что мы видели и слышали, возвещаем вам, чтобы и вы имели общение с нами: а наше общение – с Отцем и Сыном Его, Иисусом Христом» (1Ин. 1, 1–3) и, вероятно, – в Ефесе в конце I столетия. Оно было написано для христиан Малоазийских Церквей, давно основанных и состоявших по преимуществу из бывших язычников (см. 1Ин. 5, 21). К тому времени в Малой Азии умножились гностические учения, сменившие обрядовое иудейство и грубое язычество, против которых боролись апостолы Иуда, Петр и Павел. Лжеучителя-гностики отвергали Божество Иисуса Христа и Его достоинство как Спасителя мира, отвергали действительность Его воплощения. Они потакали порокам, утверждая, что знание дает человеку право на полную свободу и нравственный разгул. Соответственно этому, характер послания увещательный и обличительный. Цель послания – утвердить веру в Иисуса Христа как Сына Божия, чтобы все получили чрез Него вечную жизнь и пребывали в истине и любви.

О назначении Второго Соборного послания достоверных сведений, кроме тех, которые содержатся в самом послании, нет. Кто были по имени «избранная госпожа» и дети ее – неизвестно. Ясно только, что они были христиане (существует толкование, что «Госпожа» – это Церковь, а «дети» – это христиане). Что касается времени и места написания этого послания, можно думать, что оно написано тогда же, когда было написано первое, и в том же Ефесе. Второе послание Иоанна имеет только одну главу. В нем апостол выражает свою радость, что дети избранной госпожи ходят в истине, обещает посетить ее и с настойчивостью увещевает не иметь никакого общения с лжеучителями.

Третье Соборное послание: обращено к Гайю или Каю. Кто это был, в точности неизвестно. Из апостольских писаний и из церковного Предания известно, что это имя носили несколько лиц (см. Деян. 19, 29; Деян. 20, 4; Рим. 16, 23; 1Кор. 1, 14 и др.), но к кому из них или к кому иному написано это послание, определить нет возможности. По-видимому, этот Гай не занимал никакой иерархической должности, а был просто благочестивым христианином, странноприимцем. О времени и месте написания третьего послания можно предположить, что: оба эти послания написаны приблизительно в одно и то же время, все в том же городе Ефесе, где апостол Иоанн проводил последние годы своей земной жизни. Состоит это послание также только из одной главы. В нем апостол хвалит Гайя за его добродетельную жизнь, твердость в вере и «хождение в истине», а особенно – за его добродетель принятия странников в отношении к проповедникам Слова Божия, порицает властолюбивого Диотрефа, сообщает некоторые известия и посылает приветствия.

Послание апостола Иуды

Писатель этого послания сам называет себя «Иудой, рабом Иисуса Христа, братом Иакова». Из этого можно заключить, что это одно лицо с апостолом Иудой из числа двенадцати, который назывался Иаковлевым, а также Леввеем (не путать с Левием) и Фаддеем (см. Мф. 10, 3; Мк. 3, 18; Лк. 6, 16; Деян. 1, 13; Ин. 14, 22). Он был сыном Иосифа Обручника от первой его жены и братом детей Иосифа – Иакова, впоследствии епископа Иерусалимского, по прозвищу Праведный, Иосии и Симона, впоследствии также епископа Иерусалимского. По преданию, первое его имя было Иуда, имя Фаддея он получил, приняв крещение от Иоанна Крестителя, а имя Леввея получил, вступив в лик 12-ти апостолов, может быть, для отличия от соименного ему Иуды Искариотского, ставшего предателем. Об апостольском служении Иуды по Вознесении Господнем предание говорит, что он проповедовал сначала в Иудее, Галилее, Самарии и Идущее, а затем – в Аравии, Сирии и Месопотамии, Персии и Армении, в которой мученически скончался, распятый на кресте и пронзенный стрелами. Поводами к написанию послания, как видно из 3 стиха, были забота Иуды «об общем спасении душ» и тревога по поводу усиления лжеучений (Иуд. 1, 3). Святой Иуда прямо говорит, что он пишет потому, что в общество христиан вкрались нечестивые люди, обращающие христианскую свободу в повод к распутству. Это, несомненно, – лжеучители-гностики, поощрявшие разврат под видом «умерщвления» греховной плоти и считавшие мир не творением Бога, а произведением низших сил, враждебных Ему. Это те же симониане и николаиты, которых обличает евангелист Иоанн во 2 и 3 главах Апокалипсиса. Цель послания – предостеречь христиан от увлечения этими лжеучениями, льстившими чувственности. Послание назначено всем христианам вообще, но по содержанию его видно, что оно предназначалось для известного круга лиц, в который нашли себе доступ лжеучителя. С достоверностью можно предполагать, что это послание первоначально было обращено к тем же Малоазийским Церквам, к которым писал потом и апостол Петр. Несомненно, что это послание написано до разрушения Иерусалима, которое произошло в 70 году, ибо Иуда, упомянувший в своем послании почти о всех замечательных явлениях Божественного Суда, не преминул бы упомянуть и об этом поразительном событии. Сходство этого послания с посланием апостола Петра наводит на мысль, что оно написано после Петрова, и Иуда использовал характеристику лжеучителей, данную Петром, почти в тех же словах и выражениях. Соборное послание апостола Иуды состоит всего из одной главы и представляет собой от начала до конца одну непрерывную речь, направленную против лжеучителей.

Избранные наставления из Соборных посланий

Здесь мы приводим избранные наставления апостолов, распределенные по темам в алфавитном порядке.

Благочестие:

«Чистое и непорочное благочестие пред Богом и Отцем есть то, чтобы призирать» (кормить, защищать) «сирот и вдов в их скорбях и хранить себя неоскверненным от мира» (Иак. 1, 27).

Бог, надежда на Него и Его любовь:

«Итак смиритесь под крепкую руку Божию, да вознесет вас в свое время. Все заботы ваши возложите на Него, ибо Он печется о вас» (1Пет. 5, 6–7);

«Не медлит Господь исполнением обетования, как некоторые почитают то медлением; но долготерпит нас, не желая, чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию» (2Пет. 3, 9);

«Смотрите, какую любовь дал нам Отец, чтобы нам называться и быть детьми Божиими. Мир потому не знает нас, что не познал Его» (1Ин. 3, 1).

Болезни:

«Злостраждет ли кто из вас, пусть молится. Весел ли кто, пусть поет псалмы. Болен ли кто из вас, пусть призовет пресвитеров Церкви, и пусть помолятся над ним, помазав его елеем во имя Господне. И молитва веры исцелит болящего, и восставит его Господь; и если он соделал грехи, простятся ему» (Иак. 5, 13–15).

Вера:

«А заповедь Его та, чтобы мы веровали во имя Сына Его Иисуса Христа и любили друг друга, как Он заповедал нам» (1Ин. 3, 23);

«Верующий в Сына Божия имеет свидетельство в себе самом; не верующий Богу представляет Его лживым, потому что не верует в свидетельство, которым Бог свидетельствовал о Сыне Своем. Свидетельство сие состоит в том, что Бог даровал нам жизнь вечную, и сия жизнь в Сыне Его» (1Ин. 5, 10–11);

«Но да просит с верою, нимало не сомневаясь, потому что сомневающийся подобен морской волне, ветром поднимаемой и развеваемой. Да не думает такой человек получить что-нибудь от Господа» (Иак. 1,6–7);

«Что пользы, братия мои, если кто говорит, что он имеет веру, а дел не имеет? может ли эта вера спасти его? Если брат или сестра наги и не имеют дневного пропитания, а кто-нибудь из вас скажет им: «идите с миром, грейтесь и питайтесь», но не даст им потребного для тела: что пользы? Так и вера, если не имеет дел, мертва сама по себе. Но скажет кто-нибудь: «ты имеешь веру, а я имею дела»: покажи мне веру твою без дел твоих, а я покажу тебе веру мою из дел моих. Ты веруешь, что Бог един: хорошо делаешь; и бесы веруют, и трепещут. Но хочешь ли знать, неосновательный человек, что вера без дел мертва? Не делами ли оправдался Авраам, отец наш, возложив на жертвенник Исаака, сына своего? Видишь ли, что вера содействовала делам его, и делами вера достигла совершенства? И исполнилось слово Писания: «веровал Авраам Богу, и это вменилось ему в праведность, и он наречен другом Божиим». Видите ли, что человек оправдывается делами, а не верою только? Подобно и Раав блудница не делами ли оправдалась, приняв соглядатаев и отпустив их другим путем? Ибо, как тело без духа мертво, так и вера без дел мертва» (Иак. 2, 14–26).

Гнев:

«Гнев человека не творит правды Божией» (Иак. 1, 20).

Грех:

«Похоть зачав, рождает грех, а сделанный грех рождает смерть» (Иак. 1, 15).

«Если же ходим во свете, подобно как Он во свете, то имеем общение друг с другом, и Кровь Иисуса Христа, Сына Его, очищает нас от всякого греха. Если говорим, что не имеем греха, – обманываем самих себя, и истины нет в нас. Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды. Если говорим, что мы не согрешили, то представляем Его лживым, и слова Его нет в нас» (1Ин. 1, 7–10);

«Дети мои! сие пишу вам, чтобы вы не согрешали; а если бы кто согрешил, то мы имеем ходатая пред Отцем, Иисуса Христа, праведника; Он есть умилостивление за грехи наши, и не только за наши, но и за грехи всего мира. А что мы познали Его, узнаем из того, что соблюдаем Его заповеди» (1Ин. 2, 1–3);

«И всякий, имеющий сию надежду на Него, очищает себя так, как Он чист. Всякий, делающий грех, делает и беззаконие; и грех есть беззаконие. И вы знаете, что Он явился для того, чтобы взять грехи наши, и что в Нем нет греха. Всякий, пребывающий в Нем, не согрешает; всякий согрешающий не видел Его и не познал Его» (1Ин. 3, 3–6);

«Кто делает грех, тот от диавола, потому что сначала диавол согрешил. Для сего-то и явился Сын Божий, чтобы разрушить дела диавола. Всякий, рожденный от Бога, не делает греха, потому что семя Его пребывает в нем; и он не может грешить, потому что рожден от Бога» (1Ин. 3, 8–9);

«Если кто видит брата своего согрешающего грехом не к смерти, то пусть молится, и Бог даст ему жизнь, то есть согрешающему грехом не к смерти. Есть грех к смерти: не о том говорю, чтобы он молился. Всякая неправда есть грех; но есть грех не к смерти. Мы знаем, что всякий, рожденный от Бога, не грешит; порожденный от Бога хранит себя, и лукавый не прикасается к нему» (1Ин. 5, 16–18).

Добрые дела и праведность:

«Будьте же исполнители слова, а не слушатели только, обманывающие самих себя» (Иак. 1, 22);

«Братия! если кто из вас уклонится от истины, и обратит кто его, пусть тот знает, что обративший грешника от ложного пути его спасет душу от смерти и покроет множество грехов» (Иак. 5, 19–20);

«Благодать и мир вам да умножится в познании Бога и Христа Иисуса, Господа нашего. Как от Божественной силы Его даровано нам все потребное для жизни и благочестия, через познание Призвавшего нас славою и благостию, которыми дарованы нам великие и драгоценные обетования, дабы вы через них соделались причастниками Божеского естества, удалившись от господствующего в мире растления похотью: то вы, прилагая к сему все старание, покажите в вере вашей добродетель, в добродетели рассудительность, в рассудительности воздержание, в воздержании терпение, в терпении благочестие, в благочестии братолюбие, в братолюбии любовь. Если это в вас есть и умножается, то вы не останетесь без успеха и плода в познании Господа нашего Иисуса Христа. А в ком нет сего, тот слеп, закрыл глаза, забыл об очищении прежних грехов своих» (2Пет. 1, 2–9);

«Если вы знаете, что Он праведник, знайте и то, что всякий, делающий правду, рожден от Него» (1Ин. 2, 29);

«Возлюбленный! не подражай злу, но добру. Кто делает добро, тот от Бога; а делающий зло не видел Бога» (3Ин. 1, 11).

Жизнь:

«Ибо жизнь явилась, и мы видели и свидетельствуем, и возвещаем вам сию вечную жизнь, которая была у Отца и явилась нам» (1Ин. 1, 2);

«Обетование же, которое Он обещал нам, есть жизнь вечная» (1Ин. 2, 25);

«Мы знаем, что мы перешли из смерти в жизнь, потому что любим братьев; не любящий брата пребывает в смерти» (1Ин. 3, 14).

Искушения и скорби:

«С великою радостью принимайте, братия мои, когда впадаете в различные искушения, зная, что испытание вашей веры производит терпение; терпение же должно иметь совершенное действие, чтобы вы были совершенны во всей полноте, без всякого недостатка... Блажен человек, который переносит искушение, потому что, быв испытан, он получит венец жизни, который обещал Господь любящим Его. В искушении никто не говори: Бог меня искушает; потому что Бог не искушается злом и Сам не искушает никого, но каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственною похотью» (Иак. 1, 2–4, 12 –14);

«О сем радуйтесь, поскорбев теперь немного, если нужно, от различных искушений, дабы испытанная вера ваша оказалась драгоценнее гибнущего, хотя и огнем испытываемого золота, к похвале и чести и славе в явление Иисуса Христа» (1Пет. 1, 6–7);

«Ибо что за похвала, если вы терпите, когда вас бьют за проступки? Но если, делая добро и страдая, терпите, это угодно Богу. Ибо вы к тому призваны, потому что и Христос пострадал за нас, оставив нам пример, дабы мы шли по следам Его» (1Пет. 2, 20–21);

«Итак, как Христос пострадал за нас плотию, то и вы вооружитесь тою же мыслью; ибо страдающий плотию перестает грешить, чтобы остальное во плоти время жить уже не по человеческим похотям, но по воле Божией» (1Пет. 4, 1–2);

«Возлюбленные! огненного искушения, для испытания вам посылаемого, не чуждайтесь, как приключения для вас странного, но как вы участвуете в Христовых страданиях, радуйтесь, да и в явление славы Его возрадуетесь и восторжествуете. Если злословят вас за имя Христово, то вы блаженны, ибо Дух Славы, Дух Божий почивает на вас. Теми Он хулится, а вами прославляется. Только бы не пострадал кто из вас, как убийца, или вор, или злодей, или как посягающий на чужое; а если как Христианин, то не стыдись, но прославляй Бога за такую участь» (1Пет. 4, 12–16).

Истина:

«Я весьма обрадовался, что нашел из детей твоих, ходящих в истине, как мы получили заповедь от Отца» (2Ин. 1, 4);

«Всякий, преступающий учение Христово и не пребывающий в нем, не имеет Бога; пребывающий в учении Христовом имеет и Отца и Сына. Кто приходит к вам и не приносит сего учения, того не принимайте в дом и не приветствуйте его. Ибо приветствующий его участвует в злых делах его» (2Ин. 1, 9–11);

«Для меня нет большей радости, как слышать, что дети мои ходят в истине» (3Ин. 1, 4).

Конец мира, Суд:

«Знает Господь, как избавлять благочестивых от искушения, а беззаконников соблюдать ко дню суда, для наказания» (2Пет. 2, 9);

«Придет же день Господень, как тать ночью, и тогда небеса с шумом прейдут, стихии же, разгоревшись, разрушатся, земля и все дела на ней сгорят» (2Пет. 3, 10);

«Впрочем мы, по обетованию Его, ожидаем нового неба и новой земли, на которых обитает правда» (2Пет. 3, 13).

Любовь:

«Более же всего имейте усердную любовь друг ко другу, потому что любовь покрывает множество грехов» (1Пет. 4, 8);

«А кто соблюдает слово Его, в том истинно любовь Божия совершилась: из сего узнаем, что мы в Нем» (1Ин. 2, 5);

«Любовь познали мы в том, что Он положил за нас душу Свою: и мы должны полагать души свои за братьев. А кто имеет достаток в мире, но, видя брата своего в нужде, затворяет от него сердце свое, – как пребывает в том любовь Божия? Дети мои! станем любить не словом или языком, но делом и истиною» (1Ин. 3, 16–18);

«Возлюбленные! будем любить друг друга, потому что любовь от Бога, и всякий любящий рожден от Бога и знает Бога. Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь» (1Ин. 4, 7–8);

«Любовь до того совершенства достигает в нас, что мы имеем дерзновение в день суда, потому что поступаем в мире сем, как Он. В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение. Боящийся несовершен в любви. Будем любить Его, потому что Он прежде возлюбил нас. Кто говорит: «я люблю Бога», а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит? И мы имеем от Него такую заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего» (1Ин. 4, 17–21);

«Что мы любим детей Божиих, узнаем из того, когда любим Бога и соблюдаем заповеди Его. Ибо это есть любовь к Богу, чтобы мы соблюдали заповеди Его; и заповеди Его нетяжки» (1Ин. 5, 2–3);

«Любовь же состоит в том, чтобы мы поступали по заповедям Его. Это та заповедь, которую вы слышали от начала, чтобы поступали по ней» (2Ин. 1, 6).

Молитва:

«Признавайтесь друг пред другом в проступках и молитесь друг за друга, чтобы исцелиться: много может усиленная молитва праведного» (Иак. 5, 16);

«Возлюбленные! если сердце наше не осуждает нас, то мы имеем дерзновение к Богу, и, чего ни попросим, получим от Него, потому что соблюдаем заповеди Его и делаем благоугодное пред Ним» (1Ин. 3, 21–22);

Милость:

«И вот какое дерзновение мы имеем к Нему, что, когда просим чего по воле Его, Он слушает нас. А когда мы знаем, что Он слушает нас во всем, чего бы мы ни просили, – знаем и то, что получаем просимое от Него» (1Ин. 5, 14–15).

Мир, во зле лежащий:

«Прелюбодеи и прелюбодейцы! не знаете ли, что дружба с миром есть вражда против Бога? Итак, кто хочет быть другом миру, тот становится врагом Богу» (Иак. 4, 4);

«Не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей. Ибо все, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира сего. И мир проходит, и похоть его, а исполняющий волю Божию пребывает вовек» (1Ин. 2, 15–17);

«Дети! вы от Бога, и победили их; ибо Тот, Кто в вас, больше того, кто в мире» (1Ин. 4, 4);

«Ибо всякий, рожденный от Бога, побеждает мир; и сия есть победа, победившая мир, вера наша. Кто побеждает мир, как не тот, кто верует, что Иисус есть Сын Божий?» (1Ин. 5, 4–5);

«Мы знаем, что мы от Бога и что весь мир лежит во зле» (1Ин. 5, 19).

Мудрость:

«Если же у кого из вас недостает мудрости, да просит у Бога, дающего всем просто и без упреков, – и дастся ему» (Иак. 1, 5);

«Мудр ли и разумен кто из вас, докажи это на самом деле добрым поведением с мудрою кротостью» (Иак. 3, 13);

«Но мудрость, сходящая свыше, во-первых, чиста, потом мирна, скромна, послушлива, полна милосердия и добрых плодов, беспристрастна и нелицемерна» (Иак. 3, 17).

Покаяние:

«Приблизьтесь к Богу, и приблизится к вам; очистите руки, грешники, исправьте сердца, двоедушные» (Иак. 4, 8).

Познание Бога:

«А что мы познали Его, узнаем из того, что соблюдаем Его заповеди. Кто говорит: «я познал Его», но заповедей Его не соблюдает, тот лжец, и нет в нем истины» (1Ин. 2, 3–4);

«Впрочем, вы имеете помазание от Святаго и знаете все» (1Ин. 2, 20).

Послушание (служение):

«Служите друг другу, каждый тем даром, какой получил, как добрые домостроители многоразличной благодати Божией. Говорит ли кто, говори как слова Божии; служит ли кто, служи по силе, какую дает Бог, дабы во всем прославлялся Бог через Иисуса Христа, Которому слава и держава во веки веков. Аминь» (1Пет. 4, 10–11).

Пребывание в Боге:

«Кто говорит, что пребывает в Нем, тот должен поступать так, как Он поступал» (1Ин. 2, 6);

«Итак, дети, пребывайте в Нем, чтобы, когда Он явится, иметь нам дерзновение и не постыдиться пред Ним в пришествие Его» (1Ин. 2, 28);

«Бога никто никогда не видел. Если мы любим друг друга, то Бог в нас пребывает, и любовь Его совершенна есть в нас. Что мы пребываем в Нем и Он в нас, узнаем из того, что Он дал нам от Духа Своего» (1Ин. 4, 12–13).

Рождение свыше:

«Всякий верующий, что Иисус есть Христос, от Бога рожден, и всякий, любящий Родившего, любит и Рожденного от Него» (1Ин. 5, 1).

Свет духовный:

«И вот благовестие, которое мы слышали от Него и возвещаем вам: Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы» (1Ин. 1, 5);

«Если же ходим во свете, подобно как Он во свете, то имеем общение друг с другом, и Кровь Иисуса Христа, Сына Его, очищает нас от всякого греха» (1Ин. 1, 7);

«Кто говорит, что он во свете, а ненавидит брата своего, тот еще во тьме. Кто любит брата своего, тот пребывает во свете, и нет в нем соблазна. А кто ненавидит брата своего, тот находится во тьме, и во тьме ходит, и не знает, куда идет, потому что тьма ослепила ему глаза» (1Ин. 2, 9–11).

Семья:

«Также и вы, жены, повинуйтесь своим мужьям, чтобы те из них, которые не покоряются слову, житием жен своих без слова приобретаемы были, когда увидят ваше чистое, богобоязненное житие. Да будет украшением вашим не внешнее плетение волос, не золотые уборы или нарядность в одежде, но сокровенный сердца человек в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа, что драгоценно пред Богом. Так некогда и святые жены, уповавшие на Бога, украшали себя, повинуясь своим мужьям. Так Сарра повиновалась Аврааму, называя его господином. Вы – дети ее, если делаете добро и не смущаетесь ни от какого страха. Также и вы, мужья, обращайтесь благоразумно с женами, как с немощнейшим сосудом, оказывая им честь, как сонаследницам благодатной жизни, дабы не было вам препятствия в молитвах» (1Пет. 3, 1–7).

Совесть:

«И вот по чему узнаем, что мы от истины, и успокаиваем пред Ним сердца наши; ибо если сердце наше осуждает нас, то кольми паче Бог, потому что Бог больше сердца нашего и знает все. Возлюбленные! если сердце наше не осуждает нас, то мы имеем дерзновение к Богу» (1Ин. 3, 19–21).

Спасение:

«Зная, что не тленным серебром или золотом искуплены вы от суетной жизни, преданной вам от отцов, но драгоценною Кровию Христа, как непорочного и чистого Агнца» (1Пет. 1, 18–19);

«Но вы – род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет; некогда не народ, а ныне народ Божий; некогда непомилованные, а ныне помилованы» (1Пет. 2, 9–10);

«Если праведник едва спасается, то нечестивый и грешный где явится?» (1Пет. 4, 18).

Страсти:

«Возлюбленные! прошу вас, как пришельцев и странников, удаляться от плотских похотей, восстающих на душу» (1Пет. 2, 11);

«Обещают им свободу, будучи сами рабы тления; ибо, кто кем побежден, тот тому и раб. Ибо если, избегнув скверн мира чрез познание Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа, опять запутываются в них и побеждаются ими, то последнее бывает для таковых хуже первого. Лучше бы им не познать пути правды, нежели, познав, возвратиться назад от преданной им святой заповеди. Но с ними случается по верной пословице: пес возвращается на свою блевотину, и: вымытая свинья идет валяться в грязи» (2Пет. 2, 19–22).

Язык:

«Если кто из вас думает, что он благочестив, и не обуздывает своего языка, но обольщает свое сердце, у того пустое благочестие» (Иак. 1, 26);

«Ибо все мы много согрешаем. Кто не согрешает в слове, тот человек совершенный, могущий обуздать и все тело. Вот, мы влагаем удила в рот коням, чтобы они повиновались нам, и управляем всем телом их. Вот, и корабли, как ни велики они и как ни сильными ветрами носятся, небольшим рулем направляются, куда хочет кормчий; так и язык – небольшой член, но много делает. Посмотри, небольшой огонь как много вещества зажигает!» (Иак. 3, 2–5);

«Ибо, кто любит жизнь и хочет видеть добрые дни, тот удерживай язык свой от зла и уста свои от лукавых речей» (1Пет. 3, 10).

Послания Апостола Павла

Значение посланий святого апостола Павла

Из всех новозаветных священных писателей более всего в изложении христианского учения потрудился апостол Павел, написавший 14 посланий. По важности своего содержания они справедливо называются «вторым Евангелием» и всегда привлекали к себе внимание как мыслителей-философов, так и простых верующих. Сами апостолы не оставляли без внимания этих назидательных творений своего «возлюбленного собрата», младшего по времени обращения ко Христу, но равного им по духу учения и благодатным дарам (см. 2Пет. 3, 15–16). Составляя необходимое и важное дополнение к евангельскому учению, послания апостола Павла должны быть предметом самого внимательного и усердного изучения каждого человека, стремящегося глубже познать христианскую веру. Эти послания отличаются особой высотой религиозной мысли, отражающей обширную ученость и знание ветхозаветного Писания апостола Павла, а равно и его глубокое понимание новозаветного Христова учения. Не находя иногда в современном греческом языке необходимые слова, апостол Павел вынужден был иногда для выражения своих мыслей создавать собственные словесные сочетания, которые потом вошли в широкое употребление среди христианских писателей. К таким словосочетаниям относятся: «совоскреснуть», «спогребстись Христу», «облечься во Христа», «совлечься ветхого человека», «спастись банею пакибытия», «закон духа жизни» и т.п.

Связь учения апостола Павла с его жизнью

Послания апостола Павла – это плоды его апостольского усердия в раскрытии учения Христова. Они замечательны тем, что апостол раскрывает в них христианское учение не отвлеченно, но в тесной связи с развитием основанных им Церквей, своими апостольскими трудами и личными переживаниями. Так как учение, изложенное в посланиях апостола Павла, тесно переплетается с его личностью, то знакомство с его жизнью и личностью содействует их пониманию. Поэтому мы познакомим читателя с теми фактами жизни апостола Павла, которые, по указанию самого апостола, служили для него источником решения вопросов христианского учения о вере и нравственности. «Ибо я наименьший из Апостолов, и недостоин называться Апостолом, потому что гнал церковь Божию. Но благодатию Божиею есмь то, что есмь; и благодать Его во мне не была тщетна, но я более всех их потрудился: не я, впрочем, а благодать Божия, которая со мною» (1Кор. 15, 9–10) – так характеризует себя великий «апостол языков» (язычников). Под этим именем апостол Павел вошел в историю Христианской Церкви. Наделенный от природы богатыми умственными способностями, он был воспитан и обучен в строгих фарисейских правилах и, по его собственным словам, преуспевал в иудействе более многих своих сверстников, будучи в молодости неумеренным приверженцем отеческих своих преданий (см. Гал. 1, 14). Когда же Господь, избравший его от чрева матери, призвал его к апостольскому служению, он всю энергию, все силы своего великого духа посвятил проповеди имени Христова среди язычников. Делая это, он претерпел много скорбей от своих ослепленных неверием и ожесточенных против Христа единоплеменников. Изучая жизнь и труды Павла по Книге Деяний апостолов, поистине нельзя не прийти в изумление от необычной, несокрушимой энергии этого великого «апостола языков». Трудно представить себе, как этот человек, не обладавший крепким здоровьем и мощными физическими силами (см. Гал. 4, 13–14), мог перенести столько невероятных трудностей и опасностей, сколько пришлось перенести их апостолу Павлу ради славы имени Христова. И что особенно замечательно: по мере умножения этих трудностей и опасностей его пламенная ревность и энергия не только не ослабевали, а еще больше возгорались и крепли. Вынужденный вспомнить для назидания коринфян о своих подвигах, он так о них пишет: «Христовы служители? (в безумии говорю я больше. Я гораздо более был в трудах, безмерно в ранах, более в темницах и многократно при смерти. От Иудеев пять раз дано мне было по сорока ударов без одного; три раза меня били палками, однажды камнями побивали, три раза я терпел кораблекрушение, ночь и день пробыл во глубине морской; много раз был в путешествиях, в опасностях на реках, в опасностях от разбойников, в опасностях от единоплеменников, в опасностях от язычников, в опасностях в городе, в опасностях в пустыне, в опасностях на море, в опасностях между лжебратиями, в труде и в изнурении, часто в бдении, в голоде и жажде, часто в посте, на стуже и в наготе» (2Кор. 11, 23–27). Сравнивая себя с прочими апостолами и по смирению называя себя «меньшим» из них, Павел тем не менее со всей справедливостью мог заявить: «но я более всех их потрудился: не я, впрочем, а благодать Божия, которая со мною» (1Кор. 15, 10). И действительно, без благодати Божией обыкновенный человек не смог бы поднять таких трудов и совершить столько подвигов. Насколько мужественным, прямым и непоколебимым в своих убеждениях являл себя апостол Павел перед царями и владыками, настолько же решителен и искренен был он и в отношениях со своими собратьями апостолами. Так однажды он не остановился даже перед обличением самого апостола Петра, когда этот апостол дал повод к нареканию в малоазийской столице язычества Антиохии (см. Гал. 2, 11–14). Этот факт важен, между прочим, тем, что ясно говорит против ложного утверждения римо-католиков, будто апостол Петр был поставлен Господом «князем над прочими апостолами» и как бы заместителем Самого Господа (от чего Римские папы присваивают себе титул «наместников Сына Божия»). Разве посмел бы Павел, бывший гонитель Церкви Христовой и позже других пришедший к апостольскому служению, обличать «заместителя» Господа Иисуса Христа? Это совершенно невероятно. Апостол Павел обличил Петра, как равный равного, как брат брата.

Жизнь и труды апостола Павла

Апостол Павел, первоначально носивший еврейское имя Савл, принадлежал к колену Вениаминову и родился в киликийском городе Тарсе (в Малой Азии), который тогда славился своей греческой академией и образованностью своих жителей. Как уроженец этого города и как происходивший от иудеев, вышедших из рабства от римских граждан, Павел имел права римского гражданина. В Тарсе Павел получил свое первое воспитание и, вероятно, там же познакомился с языческой культурой, ибо в его речах и посланиях ясно проглядывают следы знакомства с языческими писателями (см. Деян. 17, 28; 1Кор. 15, 33; Тит. 1, 12). Свое окончательное образование он получил в Иерусалиме в славившейся тогда раввинской академии у знаменитого учителя Гамалиила (см. Деян. 22, 3), который считался знатоком Закона и, несмотря на принадлежность к партии фарисеев, был человеком свободомыслящим (см. Деян. 5, 34–39) и любителем греческой мудрости. Здесь же, по принятому у евреев обычаю, молодой Савл изучил искусство делать палатки, которое потом помогло ему зарабатывать средства на пропитание собственным трудом (см. Деян. 18, 3; 2Кор. 11, 8; 2Фес. 3, 8). Молодой Савл, видимо, готовился к должности раввина, а потому сразу же по окончании своего воспитания и образования он проявил себя сильным ревнителем фарисейских преданий и гонителем веры Христовой. Может быть, по назначению синедриона он был свидетелем смерти первомученика Стефана (см. Деян. 7, 58; Деян. 8, 1), а затем получил власть официально преследовать христиан даже за пределами Палестины в Дамаске (см. Деян. 9, 1–2). Господь, усмотревший в нем «сосуд избранный», на пути в Дамаск чудесным образом призвал его к апостольскому служению. Во время путешествия Савла осветил ярчайший свет, от которого он слепым упал на землю. Из света раздался голос: «Савл, Савл, почему ты гонишь Меня?» На вопрос Савла: "Кто Ты?" – Господь ответил: «Я Иисус, Которого ты гонишь». Господь повелел Савлу идти в Дамаск, с тем, что ему будет указано, что делать дальше. Спутники Савла слышали голос Христа, но свет не видели. Приведенный под руки в Дамаск, ослепший Савл был научен вере и на третий день крещен Ананией. В момент погружения в воду Савл прозрел. С этого времени он сделался ревностным проповедником прежде гонимого им учения. На время он отправился в Аравию, а затем снова вернулся в Дамаск для проповеди о Христе. Ярость иудеев, возмущенных его обращением ко Христу, заставила его бежать в Иерусалим (см. Деян. 9, 23) в 38 году по Р.Х., где он присоединился к обществу верующих и познакомился с апостолами. Из-за покушения эллинистов убить его он отправился в свой родной город Таре. Отсюда около 43 года он был вызван Варнавой в Антиохию для проповеди и потом путешествовал вместе с ним в Иерусалим, куда привез помощь нуждающимся (см. Деян. 11, 30). Вскоре после возвращения из Иерусалима – по повелению Духа Святого – Савл вместе с Варнавой отправился в свое первое апостольское путешествие, продолжавшееся с 45 по 51 год. Апостолы прошли весь остров Кипр, и с этого времени Савл, обративший к вере проконсула Сергия Павла, именуется уже Павлом. За время этого миссионерского путешествия Павла и Варнавы были основаны христианские общины в малоазийских городах Антиохии Писидийской, Иконии, Листре и Дервии (малоазийские города). В 51 году апостол Павел принял участие в апостольском Соборе в Иерусалиме, где горячо восставал против необходимости для христиан из язычников соблюдения обрядов Моисеева Закона. Вернувшись в Антиохию, Павел в сопровождении апостола Силы предпринял второе апостольское путешествие. Сначала он посетил ранее основанные им Церкви в Малой Азии, а затем перешел в Македонию, где основал общины в Филиппах, Солуни и Верии. В Листре Павел приобрел любимого ученика своего Тимофея, а от Троады продолжал путешествие с присоединившимся к ним апостолом Лукой. Из Македонии Павел перешел в Грецию, где проповедовал в Афинах и Коринфе, задержавшись в последнем полтора года. Отсюда он послал два послания к Фессалоникийцам. Второе путешествие длилось с 51 по 54 год. В 55 году Павел отправился во Иерусалим, посетив по пути Ефес и Кесарию, а из Иерусалима прибыл в Антиохию (см. Деян. 17 и 18 гл.). После недолгого пребывания в Антиохии Павел предпринял третье апостольское путешествие (56–58 гг.), посетив сначала, по своему обычаю, ранее основанные Малоазийские Церкви, а затем остановился в Ефесе, где в продолжении двух лет ежедневно занимался проповедью в училище некоего Тиранна. Отсюда он написал свое послание к Галатам (по поводу усиления партии иудействующих) и Первое Послание к Коринфянам (по поводу возникших беспорядков и в ответ на письмо Коринфян). Народное восстание, поднятое против Павла серебряных дел мастером Димитрием, заставило апостола оставить Ефес, и он отправился в Македонию (см. Деян. 19 гл.). На пути он получил от Тита известие о состоянии Коринфской Церкви и о благоприятном действии его послания. Поэтому он послал с Титом из Македонии Второе Послание к Коринфянам. Вскоре он и сам прибыл в Коринф, откуда написал Послание к Римлянам, намереваясь после Иерусалима отправиться в Рим и дальше на запад. Попрощавшись в Мелите с ефесскими пресвитерами, он прибыл в Иерусалим, где из-за возникшего против него народного мятежа был взят под стражу римскими властями и оказался в заточении сначала при проконсуле Феликсе, а потом при сменившем его проконсуле Фесте. Это случилось в 59 году, а в 61 году Павел, как римский гражданин, по его желанию был отправлен в Рим на суд кесаря. Потерпев кораблекрушение у о. Мальты, апостол только летом 62 года достиг Рима, где пользовался большим снисхождением римских властей и свободно проповедовал. Этим и оканчивается повествование о его жизни, имеющееся в Книге Деяний Апостольских (Деян. 27–28 гл.). Из Рима Павел написал свои Послания к Филиппийцам (с благодарностью за присланное ему с Епафродитом денежное пособие), к Колоссянам, к Ефесянам и к Филимону, жителю Колосс (по поводу бежавшего от него раба Онисима). Все эти три послания были написаны в 63 году и отправлены с Тихиком. Из Рима же в 64 году написано и послание к палестинским Евреям. Дальнейшая судьба апостола Павла в точности неизвестна. Некоторые считают, что он оставался в Риме и по повелению Нерона был предан мученической смерти в 64 году. Но есть основания предполагать, что после двухлетнего заключения Павлу была дана свобода и он предпринял четвертое миссионерское путешествие, на которое указывают его так называемые «пастырские послания» – к Тимофею и Титу. После защиты своего дела перед сенатом и императором Павел был освобожден от уз и снова путешествовал на Востоке. Пробыв долгое время на острове Крите, он оставил там своего ученика Тита для рукоположения пресвитеров по всем городам (см. Тит. 1, 5), что свидетельствует о рукоположении им Тита во епископа Критской Церкви. Позже в своем послании к Титу апостол Павел наставляет его, как проходить обязанности епископа. Из этого же послания видно, что он предполагал провести зиму 64 года в Никополе (см. Тит. 3, 12), вблизи родного Тарса. Весной 65 года он посетил остальные Малоазийские Церкви и в Милете оставил больного Трофима, из-за которого произошло возмущение против апостола в Иерусалиме, повлекшее за собой его первые узы (см. 2Тим. 4, 20). Проходил ли Павел через Ефес, неизвестно, так как он говорил, что пресвитеры ефесские уже не увидят его лица (см. Деян. 20, 25), но он, по-видимому, в это время рукоположил Тимофея во епископа для Ефеса. Далее апостол проходил через Троаду, где у некоего Карпа оставил свою фелонь (богослужебная верхняя одежда) и книги (вероятно, тоже богослужебные, см. 2Тим. 4, 13), и потом отправился в Македонию. Там он услышал об усилении лжеучений в Ефесе и написал свое Первое Послание к Тимофею. Пробыв некоторое время в Коринфе (см. 2Тим. 4, 20) и встретившись на пути с апостолом Петром, Павел вместе с ним продолжал путь через Далматию (см. 2Тим. 4, 10) и Италию, дошел до Рима, где оставил апостола Петра, а сам уже в 66 году отправился далее на запад, дойдя, вероятно, до Испании. После возвращения в Рим он был снова заключен в узы (второй раз), в которых и находился до смерти. Есть предание, что по возвращении в Рим он проповедовал даже при дворе императора Нерона и обратил к вере во Христа его любимую наложницу. За это он был предан суду. И хотя милостью Божией избавлен был, по собственному выражению, от львиных челюстей, то есть от съедения зверями в цирке (см. 2Тим. 4, 16–17), однако был заключен в узы. Из этих вторых уз он написал в Ефес Второе Послание к Тимофею, приглашая его в Рим, в предчувствии своей близкой смерти на последнее свидание. Предание не говорит, успел ли Тимофей застать в живых своего учителя, но оно рассказывает, что сам апостол уже недолго ждал своего мученического венца. После девятимесячного заключения он был усечен мечом, как римский гражданин, недалеко от Рима. Это было в 67 году по Р.Х., в 12 год царствования Нерона.

При общем взгляде на жизнь апостола Павла видно, что она резко делится на две половины. До своего обращения ко Христу Павел, тогда Савл, был строгим фарисеем, исполнителем Закона Моисеева и отеческих преданий, думавшим оправдаться делами Закона и ревностью к вере отцов, доходившей до фанатизма. После своего обращения он стал апостолом Христовым, всецело преданным делу евангельского благовестил, счастливым в своем призвании, но сознающим свое собственное бессилие при исполнении этого высокого служения и приписывающим все свои дела и заслуги благодати Божией. Вся жизнь апостола до обращения, по глубокому его убеждению, была заблуждением, грехом и вела его не к оправданию, а к осуждению, и только благодать Божия извлекла его из этого губительного заблуждения. С этого времени Павел старается лишь быть достойным этой благодати Божией и не уклоняться от своего призвания. Поэтому нет и не может быть речи о каких бы то ни было заслугах – все дело Божие. Будучи полным отражением жизни апостола, все учение Павла, раскрытое в его посланиях, проводит именно эту основную мысль: «человек оправдывается верою, независимо от дел закона» (Рим. 3, 28). Но отсюда нельзя вывести заключение, будто апостол Павел отрицает всякое значение добрых дел (см., напр., Гал. 6, 4; Еф. 2, 10; 1Тим. 2, 10 и др.). Под «делами закона» в его посланиях разумеются не «добрые дела» вообще, а обрядовые дела Закона Моисеева. Надо помнить, что апостолу Павлу во время его миссионерской деятельности пришлось вынести упорную борьбу с противодействием иудеев и иудействующих христиан. Многие из иудеев и по принятии христианства держались взгляда, что и для христиан необходимо тщательное исполнение всех обрядовых предписаний Моисеева Закона. Они обольщали себя гордой мыслью, что Христос пришел на землю для спасения только иудеев, а потому язычники, желающие спастись, должны принять обрезание и исполнять все иудейские обряды. Это заблуждение так сильно мешало распространению христианства среди язычников, что апостолы должны были созвать в 51 году в Иерусалиме Собор, который отменил обязательность обрядовых постановлений Закона Моисеева для христиан. Но и после этого Собора многие иудействующие христиане продолжали упорно держаться своего прежнего взгляда и впоследствии совсем отделились от Церкви, составив свое еретическое общество. Эти еретики, противодействуя лично апостолу Павлу, вносили смуту в церковную жизнь, пользуясь отсутствием Павла в той или другой Церкви. Поэтому Павел в своих посланиях и принужден был постоянно подчеркивать, что Христос – Спаситель всего человечества, – как иудеев, так и язычников, и что спасается человек не выполнением обрядовых дел закона, а только верою во Христа. К сожалению, эта мысль апостола Павла была извращена Лютером и его последователями протестантами в том смысле, будто апостол Павел вообще отрицает значение всяких добрых дел для спасения. Если это было бы так, тогда не говорил бы Павел в Первом послании к Коринфянам в 13 главе, что если я имею всю веру, так что могу и горы переставлять, а любви не имею, то я – ничто, ибо любовь как раз и проявляет себя в добрых делах.

стр 1 /2